СледующееПредстоящее событие

Основатель фабрики Жевакиных Николай Мартемьянович Чукмалдин

Суббота - 22/01/2022 14:02
Чукмалдин. В течение XVIII века Чукмалдины достигли значительного для того времени достатка. Умирая в 1791 году, Никита Чукмалдин оставил в наследство целое решето серебряных рублей.
Последняя фотография Николая Чукмалдина, снятая его дочерью Надеждой (1884-?). Из книги: Николай Чукмалдин. Записки о моей жизни. Москва, 1902
Последняя фотография Николая Чукмалдина, снятая его дочерью Надеждой (1884-?). Из книги: Николай Чукмалдин. Записки о моей жизни. Москва, 1902

Основатель фабрики Жевакиных Николай Мартемьянович Чукмалдин

Выигрывает и богатеет в торговле тот,
кто оказывает услугу обществу,
ставя во главу доверие,
честность и бескорыстие.
Н.М. Чуквалдин

 

   Фамилия Чукмалдин принадлежит к обрусевшим татарским фамилиям.

   Первым Чукмалдиным, упомянутым в дошедших до нас документах XVII столетия, был коренной житель деревни Кулакова ямщик Варфоломей.

   Его сын Афанасий (1666 г.р.) также был ямщиком, "ямской гоньбы гонял полтрети выти". Жил хорошо, имел сенные покосы в ямском лугу на 20 копён и полторы десятины пахотной пашни. На эту землю были у него письменные крепости. Однако во время одного из пожаров, которые часто случались в деревне Кулакова, они сгорели. Залежными землями Афанасия завладели его братья Григорий и Иван Гавриловы (пасынки Варфоломея Чукмалдина), с которыми он завёл процесс перед дозорщиком. Окончилось тем, что спорной землей они стали владеть сообща.

   К 1700 году имущественное и семейное положение Афанасия Чукмалдина улучшилось. Он имел довольно крепкое крестьянское хозяйство: шесть лошадей, четыре коровы, девять овец; три десятины пахотной пашни, шесть десятин залежной и выпаханной земли, сенные покосы в дубраве на сто копён. Было у него два сына - Тимофей (1687 г.р.) и Артемий (1697 г.р.), которые также успешно занимались крестьянским хозяйством, земледелием и подряжались ямщиками. Позднее Чукмалдины занялись ремеслом, как и многие крестьяне в деревне.

   В течение XVIII века Чукмалдины достигли значительного для того времени достатка. Умирая в 1791 году, Никита Чукмалдин оставил в наследство целое решето серебряных рублей.

   В 1795 году из-за сильной засухи цена на хлеб сильно поднялась. В большой семье Чукмалдиных все оставленное в наследство серебро ушло на покупку дорогого хлеба. Голодный год разорил Чукмалдиных, и в XIX век они вступили крестьянской семьёй зажиточности ниже средней.

   Было у Никиты три сына - Артём (1777 г.р.), Потап (1779 г.р.) и Алексей (по воспоминаниям Николая Мартемьяновича дядя отца, дед Алексей, жил с ними).

   Артём Чукмалдин, в отличие от всех предшествующих родственников, имел большую семью: пять сыновей и две дочери - Андрей (1803 г.р.), Алексей (1806 г.р.), Анна (1812 г.р.), Симеон (1816 г.р.), Иван (1819 г.р.), Авдотья (1820 г.р.) и Никифор (1822 г.р.).

   У Потапа и его жены Аксиньи было три сына - Корнилий (1803 г.р.), Никифор (1815 г.р.) и Мартиниан по святцам, но звали его более привычным просторечным именем - Мартемьян (1806 г.р.). Мать, Меланья Егоровна, занималась ковроткачеством, отец, Мартемьян Потапович, изготавливал сани и телеги.

   Все три сына Потапа Чукмалдина жили отдельными дворами. У старшего, Корнилия, было два сына - Иван (1827 г.р.) и Кирилл (1850 г.р.), умерший в 1912 г., оба имели физические недостатки. У Никифора был один поздний сын. У Мартемьяна был сын, известный нам по кошмоваленной фабрике в Арзамасе, Николай Мартемьянович Чукмалдин (1836 г.р.) и дочь (имя и дата рождения не известны).

   О своей сестре Николай Чукмалдин упоминает в автобиографической книге очерков "Мои воспоминания" только пару раз, не называя её, ничего о ней не рассказывая. Первый раз - в связи с возможной перспективой идти в солдаты ("...у меня сжималось сердце при мысли покинуть дом, отца, мать и сестру, если придётся идти в рекруты"). Во второй раз - в рассказе о том, что в городе он жил с сестрой на втором этаже собственного дома, на первом же этаже размещались родители и прислуга. Известно, что сестра присутствовала на отпевании Н.М. Чукмалдина в Берлинской русской братской церкви.
 

Фотография Меланьи Егоровны Чукмалдиной (1815-1894), снятая её сыном Николаем Чукмалдиным.

Фотография Меланьи Егоровны Чукмалдиной (1815-1894), снятая её сыном Николаем Чукмалдиным.

   Бабушка Николая, Аксинья, жила в семье сына Мартемьяна. Николай очень любил её, особенно любил слушать сказки, которые она мастерски умела рассказывать. А вот с братьями отношения у Мартемьяна Потаповича, видимо, не сложились. По крайней мере, в своих воспоминаниях Николай Мартемьянович только однажды упоминает о них, когда встаёт вопрос, кому из семьи идти в рекруты. Дело в том, что все три брата Чукмалдины и их сыновья числились по ревизской сказке в одной семье под одним номером. К совершеннолетию Николая в семье состояло шесть полных работников, с которых срочно требовался в сдачу рекрут. Учитывая, что у Корнилия сыновья были непригодными по здоровью для службы, у Никифора сын был ещё маленьким, сами братья идти в солдаты не могли, так как были единственными кормильцами в семьях - получалось, что в солдаты должен был идти Николай. Дать денег, чтобы всем вместе нанять наёмника, братьям не было расчёта, и они рассудили: пусть Николай послужит Отечеству.

   Совсем другое отношение было со стороны родственников матери Николая Чукмалдина. Мама, Миланья Егоровна (1815-1894), была родом из большой и дружной, скорее всего, коренной кулаковской семьи. Её родители, братья и сестры были людьми мудрыми, трудолюбивыми, предприимчивыми и дальновидными. Все в большей или меньшей степени принимали участие в судьбе Николая и оказали большое положительное влияние на развитие его личности.

   Бабушка Авдотья, мать Миланьи, жила неподалёку, часто приходила к Чукмалдиным. С Николаем у неё были доверительные отношения. Однажды она согласилась стать его временным казначеем, пока он тайно копил деньги, чтобы купить написанную арифметику, которую страстно желал самостоятельно выучить.

   Были у Миланьи Егоровны четыре сестры - Анисья, Авдотья, Марья, Арина и два брата - Семён и Николай.

   Две сестры, выйдя замуж, жили в Тюмени. Одна, Авдотья Егоровна, жила небогато, но в довольстве и достатке. Была она достаточно энергичной и деловитой, управляла домом и успешно вела скорняжное ремесло, выделывая беличьи шкурки. Муж её лечил сибирскую язву у людей и животных. Над лекарством всегда молился Богу, что-то долго нашёптывая, и не было случая, чтобы больной не выздоравливал.

   Другая сестра, крестная мать Николая, Марья Егоровна Кривошеина, держала в городе постоялый двор, заменявший порядочную гостиницу, легко справлялась со сложным управлением торговлей и хозяйством. Марья Егоровна очень любила своего племянника Николая и обещала помочь ему встать на ноги. Когда хозяин предложил Николаю торговать в лавке от себя каким-нибудь товаром, и он выбрал для продажи чай, крёстная подарила ему 100 рублей - как фонд, в основание будущей торговой карьеры. Так у Николая Чукмалдина появилось собственное дело. В 1859 году она предложила Николаю 1500 рублей, он вложил эти деньги в дело, добавив своих 500 рублей, и получая треть прибыли, превратился из наёмного работника в полноправного хозяина.

   Остальные сёстры и братья Миланьи Егоровны жили в деревне Кулакова. Решающую и значительную роль в судьбе Николая Чукмалдина сыграли тётка Анисья и дядя Семён. Умный и бывалый Семён ездил с извозом до Казани. Бойкая, строгая, но справедливая Анисья играла распорядительную роль во всем околотке, где следила за заведённым порядком. К их словам в семье Чукмалдиных всегда прислушивались. Так на семейных советах, куда непременно приглашалась тётка Анисья и дядя Семен, принимались важные решения, например, учить Николая грамоте или исполнять ему обязанности писаря сельского старшины, своего отца.

   Несмотря на ранний возраст, всего 9 лет, Николай легко справился с обязанностями писаря. На следующий год вновь выбранные сельские старшины в деревнях Кулакова и Гусельникова одновременно стали предлагать Мартемьяну Потаповичу отпустить к ним Николая писарем на время сбора податей. Родители не соглашались на это предложение, но совет родных, дяди Семёна и тётки Анисьи, громко заявившей: "Пусть знают наших", и, наконец, деньги, казавшиеся тогда значительными, одержали верх. Так, работая с утра у одного старосты, после обеда у второго, Николай Чукмалдин заслужил уважительную репутацию деревенского грамотея.

   На вновь состоявшемся в доме Чукмалдиных семейном совете решался важный вопрос, какой избрать для Николая жизненный путь, чтобы избежать роковой судьбы идти в солдаты. На совете присутствовали дяди Семён и дядя Николай, тётка Анисья и бабушка Авдотья. Каждый высказывал свое мнение, которое горячо всеми обсуждалось. Было решено 15-летнего подростка отдать служить в город к богатому родственнику Решетникову, владельцу кожевенного завода, чтобы к совершеннолетию на заработанные деньги купить освобождение от страшной рекрутчины.

   Проводы были тяжелыми: мать всё время плакала, отец усердно молился, прося Бога дать сыну ума и разума. В это трудное для семьи Чукмалдиных время по-прежнему рядом с ними были брат и сестра Миланьи Егоровны. Тётка Анисья читала Николаю наставления, как надо себя держать в богатом доме, дядя Семён рассказывал, как другие подростки, поступив служить мальчиками, выходили в люди и становились богатыми. Возможно, эти наставления и напутствия помогли Николаю пережить сложные, порой невыносимые минуты неудач, невзгод и разочарований.

   Тётки Николая Мартемьяновича, Анисья и Арина (к которой Николай, приезжая в деревню, бегал пить чай), по воспоминаниям старожилов Кулаково, жили в большом двухэтажном доме на две половины. Дом сохранился до сегодняшнего дня (ул. Семёновых, 106).
 

Высоцкий Константин Николаевич портрет Николая Мартиниановича Чукмалдина

Высоцкий Константин Николаевич портрет Николая Мартемьяновича Чукмалдина

   Постепенно и неуклонно материальный достаток Николая Чукмалдина увеличивался. Значительно расширяя торговлю шерстью, Чукмалдин с родителями и сестрой переехал в Москву, где быстро завоевал симпатию и известность. Основывая свою предпринимательскую деятельность на честности и доверии, превратился в крупного коммерсанта с миллионным состоянием. Нажитое богатство бескорыстно тратил на благотворительность и меценатство, определив целью своей жизни служение добру. Именитый купец много путешествовал, успешно выступал в текущей прессе в качестве сибирского публициста, занимался литературной деятельностью.

Глава книги Первые шаги Чукмалдина в Москве

Глава книги Первые шаги Чукмалдина в Москве

   Все это занимало много времени, о личной жизни, видимо, не думал. Лишь в зрелом возрасте Николай Мартемьянович Чукмалдин обзавёлся семьей.

Арзамасская кошмовальная фабрика

 

Глава книги Николай Чукмалдин в Арзамасе

Глава книги Николай Чукмалдин в Арзамасе

Чукмалдин

  Николай Чукмалдин оставил свой предприниммательский след и в Нижегородской области, куда он ездил по предпринимательской деятельности торговать кошмой на Нижегородскую ярморку. Так у него и других торговых людей скопились запасы подпорченной кошмы. На совете было принято решение о создании в городе Арзамасе склада для её хранения. В качестве управляющего, в Арзамасе был нанят Сергей Жевакин. Кошму удалось удачно пристроить за счет получения крупного заказа на военные цели, что привело к созданию крупной фабрики и, в дальнейшем, к её модернизации.
Вот как об этом написал сам Николай Чуквалдин в своей книге:

   Пріѣзжая изъ Москвы въ Нижегородскую ярмарку для торговли сырыми Сибирскими продуктами, я нанималъ чужую лавку, гдѣ-бы можно было жить цѣлый мѣсяцъ времени и имѣть складъ для нѣкоторыхъ сортовъ товаровъ. Спеціальностью моей тогда была торговля, главнымъ образомъ, коровьей шерстью во всѣхъ ея сортахъ и видахъ. Покупателями у меня постояннымъ контингентомъ состояли мастерки вяленыхъ издѣлій, Нижегородской и Костромской губерніи.

   Бывали годы, когда торговля подобными продуктами давала большіе барыши, а бывали и такіе годы, когда цѣна имъ неожиданно понижалась, и приходилось мириться съ неизбѣжными убытками. Въ такіе годы надо было имѣть постоянные склады въ Нижнемъ Новгородѣ и постояннаго приказчика, проживающаго тамъ.

   Значительные остатки шерсти, вмѣстѣ съ расширеніемъ дѣлъ, повторяясь изъ года въ годъ, навели меня на мысль устроить войлочную фабрику въ Арзамасѣ, которая ведется мною и по сіе время. Она устроена была съ начала, какъ ручная мастерская для выдѣлки незатѣйливыхъ арзамаскихъ «полостей», большей частью въ зависимости отъ того, какіе находились отъ Нижегородской ярмарки остатки шерсти. Но мало-по-малу требованіе издѣлій стало разнообразнѣе, появился спросъ на спеціальные сорта даже въ Германію. Это вызвало мою поѣздку въ Берлинъ и взятіе поставки войлоковъ для нѣмецкаго потребительнаго рынка. Ручная работа войлоковъ представляла сама по себѣ многіе неудобства и пороки въ самомъ фабрикате!.. Поэтому я пришелъ къ мысли поставить на фабрикѣ паровой двигатель съ чесальными машинами и прочими приспособленіями. Дѣло казалось обставлено было въ этомъ отношеніи удовлетворительно. Войлоки выходили хорошаго качества, но когда к концу отчетнаго года наработали ихъ много и подсчитали стоимость, то оказалось, что цѣна имъ выходила настолько высокою, что фабрика дала убытокъ.

   Два года я терпѣлъ отъ убытка, пока рѣшилъ машины распродать и снова перейти на способъ ручной выработки. Такъ продолжалось это около 7—8 лѣтъ, пока вновь изобрѣтенныя машины для войлочнаго производства опять меня не соблазнили. На этотъ разъ я пошелъ съ большей опытностью, ставя только лучшія и новыя машины. Результатъ оказался какъ разъ противный первому неудачному опыту. Въ то время машины приносили убытокъ, на этотъ разъ онѣ приносят!. прибыль, и что главнѣе всего— избавляют!, рабочихъ отъ трудной и вредной для здоровья работы— битья шерсти «на лучкахъ».

22 июля 1895 г., в 4 часа утра, в селе Выездной Слободе произошёл пожар - сгорела кошмовальная фабрика московского купца Чукмалдина, подробнее можно прочитать тут

Справа Сергей Иванович Жевакин слева Николай Мартемьянович Чукмалдин

Справа Сергей Иванович Жевакин слева Чукмалдин Николай. Фото И. Яковлевой

   Известно, что у него была дочь Надежда (1884 г.р.), сыновья Борис (1886 г.р.), Николай (1889 г.р.) и четвёртый ребенок, предположительно сын, о котором нет никаких данных. Мать детей - Александра Ивановна, в девичестве Андреева (1861 г.р.). В год смерти мужа ей едва исполнилось 40 лет.

   По архивным данным и указаниям самого Н.М. Чукмалдина в 1-й части книги "Мои воспоминания" почти восстановлена родословная старинной тюменской фамилии Чукмалдиных:
 

Книга Записки о моей жизни Чукмалдин

Книга Записки о моей жизни Чукмалдин

Варфоломей

Афанасий (1666)

Авдотья 1686

Тимофей 1687

Феодосия 1696

Артемий 1697

Варвара 1704

неизвестный

Никита

Потап 1779

Артемий 1777

Корнилий 1803

Мартемьян 1806

Никифор 815

Андрей 1803

Алексей 1806

Анна 1812

Симеон 1816

Иван 1819

Авдотья 1820

Никифор 1822

сын

Марина

Кирилл 1850

Иван 1827

Николай Мартемьянович Чукмалдин(1836-1901)

жена
Александра Ивановна Чукмалдина, в девичестве Андреева (1861 г.р.).


сын Борис 1886 г.р.

сын Николай Николаевич Чукмалдин (1889), в 1908 году женился на актрисе Надежде Александровне Чукмалдиной (урожд. Антоновой, в первом браке Фохт) (1877–1947). Дети: дочь - актриса и режиссёр Татьяна Фохт. Внук - актёр Всеволод Ларионов.

сын?

   От кого пошёл Никита (прадед Николая Чукмалдина), остаётся пока неизвестным, но судя по датам рождения, в родословной пропущено минимум два поколения.

   В Кулаково проживает несколько семей Чукмалдиных, коренных жителей, и не исключено, что они являются родственниками известного купца. В период установления Советской власти и последующей коллективизации с ликвидацией кулачества люди старались скрывать родственные связи с купцом Чукмалдиным, чтобы избежать нежелательных последствий. Со временем связующие нити потерялись. Хотя нет-нет да объявляются родственники Н.М. Чукмалдина, в основном, из родословной, берущей начало от Петра Яковлевича Чукмалдина (1876 г.р.). По утверждению старожилов Кулаково, он был церковным старостой в Свято-Никольском храме и являлся родственником Николая Мартемьяновича. От какой ветви пошёл Петр Яковлевич, ещё предстоит установить.

Печать Николая Мартиниановича Чукмалдина

Печать Николая Мартемьяновича Чукмалдина

   Остается неизвестно, как жила семья после смерти Чукмалдина, чем занимались дети, продолжили ли они предпринимательскую деятельность отца. Кто все-таки четвёртый ребёнок, когда он родился? Как звали сестру Николая Мартемьяновича, и чем она занималась? В каком доме жили Чукмалдины в Тюмени и Москве и т.д. У меня есть предположение, что Московская усадьба Николая Чукмалдина отошла в собственность к Сергею Жевакину.

   Фонд № 54. “Кошмовальная фабрика торгового дома «Сергей Жевакин – «Сын и К°», г. Арзамас Нижегородской губернии”. Опись № 1. За 1896 – 1918 гг. чукмалдин

Автор: В. Щавлев

Всего оценок этой новости: 25 из 5 голосов

Ранжирование: 5 - 5 голос
Нажмите на звезды, чтобы оценить новость

  Комментарии Читателей

Код   

Новые статьи

Более старые статьи

подписка на новости

Будьте в курсе новостей от сайта Арзамас, ведите ваш емайл

Арзамас ты дорог мне и я тебя люблю!

Вот опять, увижу за углом я детский сад, Но сейчас, игрушки ждут уже других ребят. Ну а я, шагаю смело по земной тверди – Пусть она, откроет тайны мне своей любви. Я смотрю, как всходит солнце и растет трава И хочу, понять зачем же светит мне луна. Буду я, учиться все это понять...

Опрос

Сколько раз А.С. Пушкин был в Арзамасе?

Вы не пользовались панелью управления сайтом слишком долго, нажмите здесь, чтобы остаться залогиненными в СУС. Система будет ожидать: 60 Секунд