СледующееПредстоящее событие

Баиму Федорову сыну Болтину поместье Алексея Блохина, 1616 год

Воскресенье - 10/04/2022 10:12
Новости Арзамас приводит отдельные книги арзамасского городового приказчика Юмшана Лобанова, отделившего по отказной грамоте и по наказной памяти из Арзамасской приказной избы Баиму Федорову сыну Болтину поместье Алексея Блохина (в д. Новокрещеново Залесного ст. Арзамасского у.).

Баиму Федорову сыну Болтину поместье Алексея Блохина,
1616 год

1616 или начало (не позднее февраля) 1617 г. 
л. 1

   «(…) государю бил же челом, чтоб его государю пожаловати, те его поместья – тритцать семь четвертей с осминою – велети написать за Обаимом Болтиным.

   А в государеве грамоте написано: будет так, как государю Баим Болтин да Олексей Блахин били челом, и по государеве грамоте велено в Арзамаской уезд в Олексеево поместье Блохина в деревню Новокрещенову послать кого пригоже, а велено ему взяти тутошних и сторонних людей, попов и дьяконов, старост и целовальников и крестьян, сколько человек пригоже, да в том Олексееве поместье Блохина в деревне Новокрещенове велено переписать дворы и во дворех людей по имяном, а про пашню и про всякие угодья велено писати, выспрашивая тутошних и сторонних попов
л. 1 об.
 
и дьяконов по свещенству, а старост и целовалников1) и крестьян по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии крестному целованью, и самому велено смечать накрепко, сколько в том Олексееве поместье Блохина в деревне в Новокрещенове пашни паханые и перелогу и сена и лесу и всяких угодей, и какова земля – добра или середнея или худа; а описав то Олексеево поместья Блохина, деревню Новокрещенову, и самому сметив накрепко, да в том Олексееве поместье Блохина, в деревни в Новокрещенове, что он здал Баиму Болтину, пашни и перелогу тритцать2) чети с осминою в поле, а в дву по тому же, велено отделить Баиму Балтину к арзамаскому
1) Ошибочное окончание «-кив» исправлено переписчиком.
2) Пропущено «семь».

л. 2
 
его1) поместью к четыремстам шестидесяти пяти четем2) с осминою в его оклад, восмьсот пятьдесят четвертей, в поместье со всеми угодьи. Да что в том Олексееве поместье Блохина в деревни Новокрещенове Баиму Болтину отделит дворов и во дворех людей по именом, и пашни и сена и лесу и всяких угодей, и то все велено написать в книгу подлинно.

   И по государеве цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте и по наказной памяти стольника и воеводы Ивана Васильевича Измайлова да дьяка Степана Козодавлева городовой приказщик Юмшан Лобанов, взяв с собою сторонних людей, в Залесной стан в Олексеево
1) Верхняя строка л. 2 заклеена при реставрации, поэтому текст прочитывается неуверенно.
2) то же
л. 2 об.
 
поместья Блохина ездил и по сыску старожилцов Баиму Болтину перед сторонними людьми отделил усад за речкою за Сергапкою1) под Помрою, и к усаду пашни и перелогу отделил тритцать семь четвертей с осминою с ряду с одново к старому его Баимову2) поместью к орзамаскому к тремстом ко штидесят к пяти четем с осминою в его оклад в восмьсот в пятьдесят чети к поместной земле деревне Новокрещенове, что ему, Баиму, дано Михайла Елачева3) и что ему здал Олексей Блохин. А усад отделил Баиму Болтину пуст, дворов на нем нет. А сказали околные люди старожилцы, что Олексей Блохин на том усаде не селился и землею не владел, а владели тою

1) В ркп. написано с исправлениями выносными буквами; правильное название: «Сергачка».
2) Вписано над строкой.
3) В ркп. вторая буква исправлена, прочитывается неуверенно.
л. 3
 
землею и землю пахали и сена косили насильством Нижегородцкого уезду мордва деревни Сустатовы Куземка Лапин с товарищи и по ся места. А прежде Олексея Блохина дано то было поместья Данилу Шатилову, и Данила1) Шатилов тем поместьем не владел жа, а не дали-де ему, Данилу, владеть и селитца тою землею та ж мордва Нижегородцкого уезду деревни Сустатовы.

   А межа тому Баимову поместью Болтина, что ему здал Олексей Блохин, тритцать семь чети с осминою, от усаду к речке к Сергапке2) , а от речки от Сергайки3) на семь дубов, на одном болшем дубу грань; а з дуба прямо по конец Борисова куста на вершину на дуброву, а вершиною вниз к речке к Пице от Баимова усаду; по той меже по гранем

1) В ркп. ошибочно «Данола».
2) В ркп. «п» отчетливо исправлена из «ч».
3) Так в ркп.

л. 3 об.


земля и сенные покосы левоя сторона Баима Болтина, а правоя сторона усад и земля вдовы Марьи Даниловой жены Шатилова.

   А на отделе были понятые и старожилцы боярина князя Григория Петровича Ромодановского крестьянин Иван Иванов, Иванов крестьянин Аргамакова деревни Кашкаровы Федот Михайлов, Виртяна мурзы Крестоватолина1) Козма Офонасьев, Алаторскаго уезда Тимофеев крестьянин Торханова деревни Торхановы Михайла Васильев.
1)Так в ркп.
л. 4

   А у подлинных книг рука Юмшана Лобанова».
ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602. Д. 12.

   Список, вероятно, 1630-х гг.
   
   На 4 л. (полулисты, тетрадной формы). Размер листов: 20×30 см (л. 1 и л. 4); 20×29,5 см (л. 2 и л. 3). Знак бумаги: кувшин двуручный, с крестообразной розеткой наверху и литерами PD на туловище (л. 1 и л. 4) – типа ГИМ-2, № 436 (1626–1637 гг.), Гераклитов, № 772–775 (1631–1633 гг.).

   Незначительные фрагменты текста заклеены при реставрации белой бумагой, поэтому прочтение отдельных слов в конце л. 1 об. и вверху л. 2 затруднено. Начало утрачено.

Пометы и записи.

На л. 1, 2, 3 в середине правого края и на л. 4 после текста скрепа: «Пи/сал/Михайло/Максимов».

ДОКУМЕНТ № 2

   В архивах имеется ещё один документ, заслуживающий внимание по теме Арзамасских Болтиных.
  № 512-й.

Дело по челобитью Баима Болтина
о придаче ему поместного и денежного
окладов за службу “на Севере".


  «...Бьет челом Баимко Болтин. По вашему государеву указу был я на вашей государеве службе на Севере с ратными людьми против литовских людей и вам государем служил, и службишка моя известна вам, великим государом». Просит пожаловать его за службу.

  Помета: «Государь пожаловал, велел службу его выписать и по тому делу велел доложить себя, государя».

  Розрядная выписъ. С Москвы. Баим Федоров сын Болтин бьет челом государю... за Новгородскую службу нынешняго 141 году, и выписана служба его из отписок.

  141-го(1633 год нашей эры) году декабря в 4 день, писал к государю из-под Новагородка-Северскаго воевода Баим Болтин: ноября в 25 день, по государеву указу, пришел он с государевыми ратными людьми под Новгородок-Северской и из Новагородка-Северскаго литовские люди выходили на вылазку с двести чсловек, и государевым ратным людем был бой и на том бою государевы ратные люди многих литовских людей побили, а в языцех взяли 25 челов., а достальных людей в город втоптали и Новгородок осадили; а с сеунчем и с тою службою прислал к государю к Москве Семена Болтина. И за ту службу и за сеунч Семену Болтину дано государева жалованья: 40 соболей в 15 рублей, камки адамашки 9 аршин, чарка серебряная 4 рубля, да поместныя придачи к 400 четьям 100 четей, денег из городовых, из 12 руб., пущен вновь в четверть в 10 рублей.

  Декабря в 12 день писал к государю... из-под Новагородка воевода Баим Болтин: ноября в 30 день посылал он к русским людем, которые сидели в костеле, чтоб они, помня государево прежнее целованье крестное, от литовских людей отстали и с государевыми людьми не бились и из костела и изо рва вышли на государево имя; и русские люди к нему, Баиму, приказали, что они государеву жалованью рады, а выйти им на государево имя не уметь, что их берегут черкасы, которые с ними в костеле, 100 чел., а как государевы люди придут к костелу, и они с государевыми ратными людьми биться нё станут и из костела с женами и с детьми выйдут к государевым ратным людем. И он, Баим, ноября в 30-й день посылал к костелу к приступу государевых ратных людей, чтоб литовской костел взять и русских людей от литвы освободить, и, милостию Божиею и государевым и сына его государева, государя царевича, князя Алексея Михайловича счастием, и великаго государя, святейшаго патриарха Филарета Никитича московскаго и всеа русии молитвами, государевы ратные люди литовской костел взяли и литовских людей, которые сидели в костеле, многих побили и живых поимали, да наряду в костеле взяли две пищали затинных, а русскихъ людей из костелу и изо рва вывели 152 чел. с женами и с детьми и со всеми животы.

  Да ноября же в 28 день приехали под Новгородок-Северской к нему, Баиму, из Новгородскаго уезду из села Рыботина да из села Мезина с деревнями поп Захарий, да с ним лучших людей крестьян 30 челов. с женами и с детьми и со всеми животы; и он, Баим, тех крестьян, приведши к государеву крестному целованью, велел быти с собою, а с тою службою и с сеунчем прислал к государю к Москве из Ноугородка Ивана Щеголева; и за ту службу и за сеунч Ивану Щеголеву дано государева жалованья 5 рублей да сукно доброе.

  Да декабря в 28 день писал к государю... из-под Новагородка-Северскаго воевода Баим Болтин: декабря в 15 день выходили из Новагородка-Северскаго на вылазку литовские люди и русские воры, и он, Баим, на тех литовских людей и на русских воров посылал голов, новгородца Ивана Волжина да болховитина Игнатья Кривцова, с государевыми ратными людьми, и головам и ратным людем с литовскими людьми был бой, и, милостию Божиею и государевым счастьем и святейшаго патриарха молитвами, литовских многих людей побили, а в языцех взяли литовских людей 30 человек, и побивали литовских людей до [485] города; и с тою службою и с сеунчем прислан к государю к Москве голова Новагородка-Северскаго Иван Волжин, и за ту службу и за сеунч дано Ивану Волжину государева жалованья 10 рублей да сукно аглинское доброе.

  Да декабря в 30 день писал к государю... из Новагородка-Северскаго воевода Баим Болтин: декабря в 20 день, поговоря он с дворяны и с детьми боярскими и со всеми ратными людьми и прося у Бога милости, пошел к Новугородку со все стороны приступом, и приступали к городу жестоким большим пристуном до полуночи, и зажгли городовую башню и от тое башни загорелся город и половина города сгорела до пороховыя казны. И поляки и черкасы с капитаном Куницким из города побежали по Стародубской дороге, и государевы ратные люди капитана Куницкаго, и поляков, и литовских людей и черкас не упустили, и многих литовских людей побили и капитана Куницкаго и многих литовских людей поимали, а до тех мест многие государевы ратные люди от Десны реки вошли в город. И милостию Божиею и государевым... счастьем,...государевы ратные люди в Новегородке поляков, и черкас, и гайдуков, и пахолков и литовских мужиков взяли с 400 человек и у многих поляков, и у литовских людей, и у черкас и у гайдуков жены и дети поимали, а русских людей посадских и уездных крестьян из города вывели с 2000 челов. и больше, и наряд весь с башен сняли; а с тою службою и с сеунчем прислан к государю к Москве Новагородка-Северскаго Иван Стромоухов, и за ту службу и за сеунч дано государева жалованья Ивану Стромоухову: камки куфтерю 10 аршин, 40 соболей в 30 рублей, ковш в 2 гривенки, да помесныя придачи ко 850 четьям 150 четей, денег, к 52 рублем, 20 рублей, и того государева жалованья придаточныя деньги ему выданы сполна.

  Генваря в 30 день писал к государю... из Новагородка-Северскаго воевода Баим Болтин, что генваря в 17 день, за три часа до света, приходили под Новгородок, от города с версту, в Спасский монастырь литовские люди и архимарита Спасскаго изсекли, и старцев и крестьян побили, а с собою взяли старца, да белаго попа да монастырскаго служку; и он на тех литовских людей посылал голову Любима Люшина, а с ним дворян и детей боярских и атаманов и казаков двести человек. И того ж дня голова Любим Лющин с государевыми ратными людьми дошли литовских людей в селе Мезине, за 20 верст от Новагородка, а литовские люди в том селе стояли с кошами, и против государевых людей выходили литовские люди и с ними был бой, и государевы люди литовских людей побили, а в языцех взяли желныр 2-х человек. И литовских людей учало прибывать, и государевы люди от литовских людей сидели в осаде, а к нему, Баиму, послали с вестью, и он послал к тем людем в прибавку дворян и детей боярских черниговцев, стародубцев и рославцев, и атаманов, и казаков и курчан детей боярских, которые шли под Стародуб. И государевы люди с головою Любимом Люшиным дошли литовских людей в ночи за селом Мезиным и, Божиею милостию и Пречистыя Богородицы помощию и заступлением и государя... счастием..., литовские люди от государевых людей побежали на утек и коши пометали, и государевы ратные люди за ними гоняли, их побивали и топтали 70 верст от Новагородка до Семскаго устья и взяли на встрече черкашенинов, а те черкасы из Зборны (из Борзны), а шли за литовскими людьми к Новугородку. И голова Любим Люшин с государевыми ратными людьми пришли в Новгородок здорово и привели языков желныр 2-х человек, да 3-х человек черкас, а в роспросе желныри сказались: Ян Бучинский, да другой Вишновской, и те желныри вскоре от ран померли, больше того роспросить их было немочно; а приходило их под Новгородок желныр 700 человек, а черкас де поимали они на встрече. И с тою службою и с сеунчем послал к государю к Москве голову Любима Люшина, и за ту службу и за сеунч Любиму Люшину дано государева жалованья: камка, да сукно аглинское самое доброе.

  А к воеводе к Баиму Болтину за те службы писано от государя с жалованным словом, с похвалою. Да к Баиму же посылан с государевым жалованьем за те службы с золотыми стряпчий Алексей Романчуков.

  А ныне государю... бьет челом Баим Болтин, чтоб государь его за те службы и за промысл пожаловал своим государевым жалованьем, как государю Бог известит. А поместный ему оклад 900 четей, денег из чети 130 рублей.

  И выписаны на пример воеводы из книги сеунщиков, которым воеводам давано государево жалованье за службы, какова уцелела у пожару. [486]

  Иван Измайлов в 123-м году был на государеве службе в товарищех с боярином, с князем Борисом Михайловичем Лыковым в походе за Захарьяшем Зарутцким и за русскими воры за казаки, и в слободе Василеве и в Вологодском уезде побили литовских людей и русских воров; и за ту службу Ивану дано государева жалованья у стола: кубок серебрян с кровлею позолочен, весу гривенка 30 золотников, шуба камка бурская на соболех, цена 76 рублей, 29 алтын, пол-5 денег.

  Андрей Палицын в 123-м году был в Рамышенском острожке и в осаде сидел, и за ту службу и за осадное сиденье и что он в Новгородском уезде немецких людей побивал, дано ему, Андрею, государева жалованья у стола: шуба бархат бурской на соболех, цена 54 рубля, 25 алтын, ковш серебрян—2 гривенки, 26 золотников.

  Князь Семен Гагарин был на государеве службе на Невле и государю служил, в приход к Невлю литовских людей в осаде сидел и на приступе и на вылазках литовских людей побивал; и за ту службу князю Семену дано государева жалованья у стола: шуба камка бурская розные шелки на соболех, цена 66 рублей, 30 алтын, 2 деньги, ковш серебрян, весу гривенка, 39 золотников с полузолотником.

  Князь Федор, княж Андреев сын, Елецкой посылан с Москвы и приходил на Белую с запасы; и за тот проход в 123-м году дано ему, Федору, государева жалованья у стола: шуба атлас золотной на соболех, цена 105 рублей, 25 алтын 2 деньги, кубок серебрян позолочен с кровлею, весу 2 гривенки 1 золотник.

  Степан Михайлов сын Ушаков в прошлом в 126-м году был на Михайлове воевода и за михайловское осадное сиденье, что он, будучи на Михайлове, в приход Саадачнаго с черкасы на Михайлове в осаде сидел и литовских людей и черкас в приступ побил и языки многие поимал, и ему, Степану, за тое службу дано государева жалованья у стола: шуба атлас золотной на соболех, цена 150 рублей, 8 алтын, 3 деньги, кубок серебрян, позолочен, весу 2 гривенки 26 золотников. Да ему ж, Степану, за ту службу придано к старому окладу 60 рублей, а поместной придачи не было, что поместной оклад ему 1,000 чети.

  Князь Иван, княжь Андреев сын, Дашков в 126-м году был в Галиче воевода и в приход к Галичу полковника Яцка и литовских людей и русских воров в осаде сидел и на приступе и на вылазках многих литовских людей побили; и за тое службу князю Ивану дано государева жалованья у стола: шуба атлас золотной на соболех, цена 81 рубль, 26 алтын, 4 деньги, кубок серебрян, позолочен, весу гривенка, 41 золотник; да ему ж, Ивану, за ту службу придачи к старому окладу 30 рублей, а поместной придачи не было, что оклад 1,000 чети.

  Василий Гаврилов сын Коробьин в 126-м году и во 127-мъ году был на государеве службе в Зарайском городе воевода и в приходы к Зарайскому городу гетмана Саадачнаго и черкас государю служил и в осаде сидел и литовских людей и черкас побивал и языки многие поимал; и за те службы дано ему государева жалованья у стола: шуба атлас золотной на соболех, цена 72 рубля, 14 алтын с деньгою, кубок весу 2 гривенки 7 золотников, да ему ж, Василью, за ту службу придачи к старому окладу 25 рублей, а поместной придачи не было, что ему поместный оклад 1,000 чети.

  Помета: «141 года апреля в 9 день. Государь и святейший государь патриарх пожаловали Баима за его службу, что был в государеве службе и город взял и языков многих поимал, и за ту его службу прибавить ему к прежнему его окладу, к 130 рублям, 50 рублей, да поместной ему придачи 100 четей, шуба и кубок против Семена Ушакова, а что ему государева жалованья придано к прежнему его окладу, и та ему придача, 50 рублей, выдать».

  Лета 7141-го апреля в 9 день. По государеву... указу, память дьяку Гаврилу Облезову. Государь... и отец его государев... пожаловали Баима Болтина за Новгородскую службу нынешняго 141 года и за промысл, велели ему дать своего государева жалованья: кубок серебрян с кровлею золочен, весу две гривенки двадцать шесть золотников, шуба атлас золотной на соболех, цена сто восмь рублей с четью. И по государеву... указу, дьяку Гаврилу Облезову велети государева жалованья, что дати Баиму Болтину, доложа государя, изготовить тотчас, а дати ему то государево жалованье, как он будет у государя у стола.

  Лета 7141-го апреля в 30 день. По государеву... указу, память дьяку Никифору Спиридонову. Государь... и отец его государев... пожаловали Баима Болтина за Новгородскую службу нынешняго 141-го года и за промысл, что его службою и промыслом у польских и у [487] литовских людей Новгородок-Северской очистился, велели ему придать своего государева жалованья к старому его окладу, ко сту к тридцати рублем, пятьдесят рублей, и те придаточныя деньги на нынешний, на 141, год велети ему для службы дать. И по государеву... указу, дьяку Никифору Спиридонову велети государево жалованье Баиму Болтину денежную придачу к старому его окладу, ко сту к тридцати рублем, пятьдесят рублей в четвертных книгах справить и придаточныя деньги на нынешний, на 141 год, для службы дать.

  Лета 7141-го мая в 26 день. По государеву... указу, память окольничему Василью Гавриловичу Коробьину да дьяком, Михаилу Олфимову, да Бажену Степанову, да Феоктисту Тихомирову. Государь... пожаловал Баима Федорова сына Болтина за службу нынешняго 141 года, велелъ ему придать своего государева жалованья к старому его окладу, к девятисот четьям, сто четьи. И по государеву... указу, окольничему Василью Гавриловичу Коробьину да дьяком, Михаилу Олфимову, да Бажену Степанову, да Феоктисту Тихомирову государева жалованья Баиму Болтину поместную придачу к старому его окладу велеть справить.
  (Москов. ст. столб. № 112, лл. 163—182).

Болтин, Баим (Борис) Федорович

   Болтин, Баим (Борис) Федорович, воевода. В 1613 г. он был прислан в челобитчиках от воеводы Дмитрия Тимофеевича Трубецкого из Бронниц, с жалобой на «тесноту, чинимую немецкими людьми русским ратным людям»; в 1620 г. состоял вторым воеводой при Никите Дмитриевиче Вельяминове в Терках; в 1621 г. упоминается воеводой там же, а в 1622 г. был сменен; в 1624 г. он в первый день «государевой радости» стоял у дверей от столовой избы к сборной палате, а в 1625 г. присутствовал на свадьбе царя Михаила с княжной Марией Долгорукой; в 1626 г. в отсутствие Государя, отправившегося к Троице-Сергию, он дневал на Государевом дворе с боярином Шереметевым, причем его имя стоит в списке дворян; в апреле 1632 г. он по Государеву указу послан вместе с воеводой Плещеевым к Новгород-Северскому защищать этот край от королевича Владислава; в октябре 1632 г. он писал Государю о взятии Новгород-Северского, а 9-го февраля 1633 г. назначен там воеводой; 1 апреля 1634 г. боярин был в головах у боярина Шереметева на съезде литовских послов с русскими между Вязьмой и Дорогобужем; 5 июля того же года он упоминается в списке дворян, присутствовавших за царским столом; в октябре он ездил в посольстве в Литву; в 1637 г. был посылаем в Путивль для проведения пограничной черты с литовскими владениями; 23 мая 1638 г. присутствовал на встрече крымского посла, будучи головой 9-й сотни городовых дворян. Указом 19 августа 1641 г. Болтин пожалован в ясельничие, в 1642 г. снова ездил в Путивль межевать спорные земли с литовскими людьми, в 1644 г. выезжал на встречу датского королевича Вольдемара; в 1641–1645 гг. был постельничим при царском дворе и первым судьею в Конюшенном приказе; в 1649 г. был приставом при польских послах. При Алексее Михайловиче Болтин был послан на службу в Сибирь и в 1652 г. упоминается как тобольский воевода; возвратясь оттуда в 1654 г., он участвовал в польской встрече, состоя головой у ставленья станов царских.

Акты Арх. Экспедиции, III. – Разрядные книги. – Дворцовые разряды, I, 108, 459, 484; II, 274, 286, 288, 310, 317, 395, 404, 538, 577, 658, 671, 682, 683, 722, 864, 874; III, 129, 130, 134, 328, 363, 467. – Русская Истор. Библиотека, IX, X. – Родословная книга Петрова. – Родословная книга князя Долгорукого.
 

Источник: 
Русский биографический словарь /
изд. под наблюдением пред. Имп. Рус. ист. о-ва А. А. Половцова.
- Санкт-Петербург : Имп. Рус. ист. о-во, 1896-1913. / Т. 3.
Бетанкур-Бякстер. - 1908. - 699 с.

Заключение

В заключение привожу публикацию Б.М. Пудалова, в том числе родословицу Болтиных.

РОДОСЛОВНЫЕ РОСПИСИ БОЛТИНЫХ КОНЦА XVII ВЕКА


    Аннотация: Публикация включает три родословные росписи Болтиных, датируемые концом XVII в., содержащие текстологические различия и взаимно дополняющие друг друга. В предисловии подробно рассмотрены вопросы генеалогии и службы дворянского рода Болтиных в XVI-XVII в., а также сохранившиеся свидетельства о представителях рода, владевших поместьями в Арзамасском и Нижегородском уездах.

    Ключевые слова: родословные росписи, Болтины, служилое сословие, уезды Арзамасский и Нижегородский, землевладение, XVI-XVII века.

    Summary: 

    Keywords: genealogical registers, Boltin family, nobility of service, counties of Arzamas and Nizhny Novgorod, land ownership, XVI-XVII century.


    Родословные росписи «служилых по отечеству» – важный источник для изучения истории этого социального слоя, поэтому введение в научный оборот и публикация росписей является актуальной исследовательской задачей. Цель данного материала – публикация и анализ родословных росписей, составленных в конце XVII в. и относящихся к роду Болтиных, представители которого активно участвовали в событиях XVI-XVII вв.
    Исследователям известна роспись, поданная Аверкием Федоровым сыном Болтиным с близкими родственниками и сохранившаяся в архивном фонде Разрядного приказа; ее датируют периодом между 1686-1688 гг.
 Сравнительно недавно удалось выявить еще две родословные росписи XVII в. о роде Болтиных, вшитые среди других, более поздних документов, поданных в Нижегородское губернское дворянское депутатское собрание в 1790 Обе выявленные росписи («сказки»), составленные по заказу братьев Бориса и Ивана Иванисовых детей Болтиных (племянников А.Ф. Болтина), имеют отчетливые черты сходства, показывающие взаимосвязь текстов, почти совпадающих по содержанию. Характерны, на наш взгляд, следующие примеры: 1) в фрагменте «У Василья Иванова сына сын Афанасей» пропущено указание на двух других сыновей – Петра и Якова; они упомянуты ниже: «У Петра Восильева сына сын Корнилей, прозвища Ждан. У Якова Восильева сына сын Семен»; 2) схожие искажения заимствованных слов: «с полскими кимисары на Путимлской меже». Но между текстами есть и два существенных различия. Первое из них – в самом начале родословной росписи. В тексте, к которому приложил руку Б.И. Болтин (документ № 2), есть указание на мурзу Кутлуга, обычное для родословных росписей Болтиных, тогда как в тексте И.И. Болтина (документ № 3) здесь оговорена лишь служба Болтиных по Великим Лукам и Пскову. Второе различие – в фрагменте, касающемся родительской семьи обоих братьев: документ № 2 (л. c) указывает лишь Ивана и Бориса Иванисовых детей, тогда как в документе № 3 (л. g) перечислены все сыновья Иваниса, включая пятерых «середниих», умерших в малолетстве. Поэтому оба текста нельзя рассматривать как переписанные один с другого: оба они восходят к какому-то третьему (протографическому) тексту и переписаны с него, вероятно, почти одновременно и одним и тем же переписчиком
. Изменения в свои росписи каждый из братьев-Иванисовичей продиктовал самостоятельно.
    На наш взгляд, роспись 1686-1688 гг. (документ № 1) не может считаться протографом выявленных росписей (документов №№ 2, 3), так как отличия между ними значительны. Приведем примеры, в порядке их следования в документах:
    1. Легендарный предок рода, мурза Кутлуб-ага, выехал неизвестно когда и к какому великому князю (№ 1, л. 1), но в документе № 2 (л. a) уточнено, что выехал к великому князю Василию Васильевичу.
    2. «У Михаила сын Матвей» (№ 1, л. 1) – добавлено, что в кормлении за ним была Чухлома (№ 2, л. a; № 3, л. e).
    3. По-разному указаны кормления за детьми Матвея: в документе № 1 (л. 1) у Ивана Большого – сокольничий путь, у Ивана Меньшого – Пильи горы и Немнюга; в документах №№ 2, 3 (л. a, e) у Ивана Большого – «Пенешка Руса поганая», у Ивана Меньшого – сокольничий путь.
    4. В перечне сыновей Ивана Большого приведено прозвище «Ладыга» (документы №№ 2, 3) – нет в документе № 1.
    5. Кормление Степана Семенова сына – «Вохма город» (№ 2, л. a; № 3, л. e); нет в документе № 1.
    6. Кормление Ивана Хруща – «Пенега» (№ 2, л. a; № 3, л. e); нет в документе № 1.
    7. Среди детей Степана Семенова сына указаны дети Иван, Андрей, Владимир (№ 2, л. a; № 3, л. e), при этом ниже названы дети Ивана – Леонтий и Александр, за которыми в кормлении была Авнега. В документе № 1 Иван отсутствует, а Леонтий и Александр названы детьми Ивана Никитина сына (л. 2).
    8. За Василием, третьим сыном Ивана Иванова сына Хруща, было в кормлении «половина меха» Великого Новгорода и Пскова (№ 2, л. a; № 3, л. e) – в документе № 1 это кормление не указано.
    9. В документах №№ 2, 3 (л. a, e) назван единственный сын Андрея Григорьева сына – Михайло, и отмечено, что он был в Лаишеве воеводой в 7066-м (1557/58) г.; в документе № 1 (л. 2) этот факт не указан, зато названы еще два сына: «Дмитрей да Михайла ж».
    10. В документе № 1 (л. 2) указано лишь кормление Будая Угримова сына, тогда как в документах №№ 2 и 3 (л. a-b, e) добавлены сведения о его участии в Ливонской войне. Наряду с этим, в документе № 1 (л. 3) есть уникальное известие, отсутствующее в документах №№ 2, 3: «И в лета 7100-го году Афонасей Васильев сын да Ждан Петров сын Болтины были воеводами в зимнем немецком походе в Новегороде, а с ними были казанцы дворяня и дети боярские».
    Не менее существенны различия в сведениях, относящихся к Баиму Федоровичу Болтину. Так, в документе № 1 (л. 3) сообщено о его участии в качестве головы стольников и стряпчих в Вяземском посольстве боярина Ф.И. Шереметева 142-го (1633/34) г. (отсутствует в документах №№ 2, 3). В то же время в документах №№ 2, 3 (л. b-c, f) сообщается об утрате родового архива в ходе разграбления двора Б.Ф. Болтина во время бунта 1648 г. (отсутствует в документе № 1). Наконец, в документах №№ 2, 3 (л. c, g) перечислены службы братьев Ивана и Бориса Иванисовых детей – заказчиков росписей, но в документе № 1 этих сведений нет.
    Приведенных примеров достаточно, чтобы сделать вывод о невозможности возведения двух выявленных росписей ЦАНО к росписи РГАДА, при несомненной текстуальной и хронологической близости всех трех списков. По-видимому, у всех известных ныне росписей («сказок») рода Болтиных был общий архетип – семейный «родословец», составленный представителями ветви потомков Федора Михайлова сына Болтина и его сыновей Баима, Аверкия и Иваниса. Судя по последним общим упоминаниям, этот архетип может быть датирован концом 1670-х или даже началом 1680-х гг. На его основе была составлена роспись, поданная в Разрядный приказ между 1686-1688 гг. Аверкием Федоровым сыном Болтиным (с внуком Лукой), его племянником Борисом Иванисовичем с сыновьями, а также Федором и Дмитрием Семеновыми детьми – троюродными племянниками Б.И. Болтина (документ № 1). Примерно в то же время (или чуть раньше?) был составлен непосредственный источник (протограф) двух росписей, изготовленных для братьев «Иванисовичей» - Бориса и Ивана (документы №№ 2, 3, соответственно).
    Детализация текстологической «цепочки» (с составлением стеммы) и реконструкция текста архетипа возможны, на наш взгляд, лишь после выявления и сопоставления всех сохранившихся списков родословных росписей («сказок») Болтиных и более поздних документов, на которые ссылаются исследователи XIX Но подчеркнем: текстологический анализ родословных росписей вполне уместен, ибо это не актовый документ, а нарративный источник, текст которого подвергался правке в зависимости от интересов заказчика или составителя.
    Изучение публикуемых росписей, в сопоставлении с другими источниками, позволяет сделать ряд наблюдений. Прежде всего, фамилия «Болтин», судя по суффиксу –ин, происходит от слова «болтa» (тюркский корень, означающий «топор»). Встречающиеся написания «Балтин»
 позволяют утверждать, что фамилия произносилась с ударением на последнем слоге; возможно, здесь проявилось не только «аканье», но и косвенно тюркский внутрислоговой сингармонизм. Несмотря на это, не следует делать однозначные выводы о татарском происхождении Болтиных: прозвище «болта» встречалось и у представителей других родов
, а причины появления тюркских прозвищ у русских служилых людей могли быть самые разные, до «социально-профессионального» жаргона включительно
.
    На наш взгляд, уверенно можно утверждать лишь то, что предки Болтиных служили в XV-XVI вв. по Пскову и прилегающим уездам (Торопец, Великие Луки) и достаточно рано попали в состав Государева двора, хотя сведения в сохранившихся источниках неполны. В «Тысячной книге» 1550 г. написаны трое Болтиных, дворяне второй статьи по Великим Лукам («лучане»): Федор и Никита Григорьевы дети, а также сын Федора Яков
. Генеалогия всех четверых прослеживается по публикуемым родословным росписям без труда, и отголоском записи в «Тысячной книге» стало сообщение росписей о включении Болтиных – «лучан» и псковичей («из Острова») в «лутчих слуг тысечу» и об их участии в смотре Государева полка в 1555/56 г. (№ 1, л. 1, 2; № 2, л. a; № 3, л. e). Но при этом состав Болтиных, оказавшихся в полку у государя, несколько расширен в росписях по сравнению с «Тысячной книгой»: добавлены Ахмат Федоров сын, Иван Михайлов сын, Будай Угримов (Исаев) сын, Дмитрий Григорьев сын. При этом нельзя не заметить стремление составителей росписей (или «родословца» Болтиных?) «повысить в чине» своих предков, приписав им неслыханные кормления: сообщаемые здесь и далее утверждения о кормлениях Болтиных на Двине, в Холмогорах, на Вятке и даже в Новгороде и Пскове не находят подтверждения в независимых источниках.
    Зато в источниках есть сведения о других представителях рода, не включенных в росписи. Так, Иван Тимофеев сын Болтин получил отдельную выпись на поместья в Торопецком уезде в 1580/81 г., а Молчан Тимофеев сын, наверняка его родной (младший?) брат, был испомещен там же в 1587/88 г., но утратил поместье в 1591 г. за «неты»
. В 1596 г. среди новиков по Торопцу написан Безсон Семенов сын Болтин, с окладом 100 четей
. В государственных поминальных записях среди погибших во время первого Казанского похода Ивана IV (март 1548 г.) написан некий Андрей Алай Болтин
. Исак Степанов сын Болтин написан среди послухов в акте около 1589 г. по Клинскому уезду
. Известны также Богдан Болтин, недельщик в Разбойной избе в 1584 г., Елизарий Болтин, владевший поместьем в Ярославском уезде ранее 1594/95 г., и Немир Иванов сын Болтин, принимавший участие в составлении двух актов по Обонежской пятине в 1598 и 1599 гг.
 Однако все эти лица, включая торопчан И.Т. и Б.С. Болтиных, не находят соответствия в публикуемых нами «сказках». То же следует сказать и о Болтиных Иване, его жене Мавре (дочери Второго Страхова) и их сыне Петре: Мавра унаследовала от отца вотчину в Ярославском уезде, которую продала не позднее 1647/48 г., но к Болтиным ярославская вотчина отношения не имела
.
    В «Боярском списке 1588-1589 годов» среди выборных по Ростову написан Захарий Михайлов сын Болтин, с окладом 400 четей, а в «Списке дворян, намеченных к участию в Шведском походе 1589-1590 годов», также среди выборных по Ростову написан Афанасий Михайлов сын Болтин, с окладом 500 четей
. Первого из них нетрудно отождествить по публикуемым родословным росписям с Захарием Михайловым сыном, внуком Михаила Иванова сына Большого Болтина, но у Захария в сказке указан только один брат – Иван (см. № 2, л. а; № 3, л. е)
. Неизвестно, было ли связано испомещение детей Михаила Михайлова сына Болтина в Ростовском уезде с изменениями в землевладении, происходившими в период опричнины. И хотя Баим Федоров сын Болтин выкупленное им в 1634/35 г. ростовское владение тетки Феклы (дочь Григория Кузьмина сына Болтина, вдова окольничего Алексея Ивановича Зюзина) называл «родовой вотчиной»
, все же сомнительно, чтобы Болтины принадлежали к коренным ростовским вотчинникам.
    Наибольшее количество сведений сохранилось о землевладении Болтиных в Нижегородском и Арзамасском уездах. Ю.В. Мигунов справедливо отмечает, что арзамасские и нижегородские Болтины – однородцы, но оставляет открытым вопрос о том, откуда непосредственно были испомещены представители рода в Нижегородском и Арзамасском уездах
. С учетом сведений доступных ныне источников, представляется правомерным предположение, что Болтины, служилые люди Псковской земли (Северо-западного порубежья), попадая в низшие слои Государева двора во второй трети XVI в., получали поместья в разных уездах примерно в одно и то же время. Сохранившиеся акты позволяют утверждать, что в Арзамасском уезде Болтины были испомещены не позднее 1570-х гг., а их однородцы в Нижегородском уезде – предположительно в последней четверти XVI в. Наиболее ранние сведения носят отрывочный характер, и публикуемые росписи позволяют восстановить степень родства упоминаемых Болтиных лишь отчасти
.
    Заслуживают внимания сообщения источников об арзамасских Болтиных. В акте 1578 г. косвенно упомянут Степан (без отчества) Болтин, владевший землями неподалеку от деревни Ардатово, реки Леметь и оврага Кужендей
. Нет достаточных оснований отождествлять этого Степана со Степаном Семеновым сыном Болтиным, якобы имевшим в кормлении Вохму (см. № 1, л.1, 2; № 2, л. а; № 3, л. е). В акте 1585 г. упоминается Матвей (без отчества) Болтин, из поместья которого («Игнатьева пустошь Страхова», вероятно, близ деревни Камкино, Залесного стана) 72 чети было отделено в поместье другому помещику Я. Богатому; при этом не оговорено, был ли жив сам М. Болтин
. Этому Матвею также не находится соответствия в публикуемых родословных росписях.
    Более определенные сведения можно выявить о Якове Васильеве сыне Болтине, который упоминается (без отчества) в актах 1585, 1587 и 1588 гг. как должностное лицо (губной староста?): им выданы наказы на раздел и межевание поместий в Арзамасском уезде. В акте 1606 г. казанский жилец Яков Васильев сын Болтина упоминается как уже бывший (до Т. Хохлова) владелец сельца Березово, Иржинского стана
. Личность Я.В. Болтина восстанавливается по родословным росписям: он – сын Василия, якобы имевшего в кормление «половину меха Великаго Навагорада и Пскова», внук Ивана Иванова Меньшого сына Хруща. Соответственно, Яков доводился младшим братом Афанасию и дядей знаменитому нижегородскому сыну боярскому Ждану (Корнилию) Петрову сыну Болтину (см. № 2, л. а-b). Последнее обстоятельство - еще одно подтверждение родства арзамасских и нижегородских Болтиных. Афанасий Васильев сын Болтин, старший брат Якова и тоже казанский жилец, упоминается (без отчества) в акте 1599 г.: он получил в 7107-м (1598/99) г. излишек земли (93 чети) из поместья вдовы и сыновей Ф. Лопатина в Залесном стане (на реке Пьяне, «усть речки Раю»), но вскоре указ был отменен
.
    Наиболее заметно в сохранившихся арзамасских актах конца XVI – начала XVII вв. потомство Михаила Андреева сына Болтина – его сыновья Федор, Василий и Иван. Генеалогия этой ветви рода восстанавливается на основе публикуемых нами родословных росписей: Михаил < Андрей < Григорий < Иван Большой. Сообщаемый в росписях (№ 2, л. a; № 3, л. e) факт службы М.А.Болтина воеводой в Лаишеве в 7066-м (1557/58) г. и, следовательно, вхождения в состав Государева двора не выглядит фантастично, если учесть, что его троюродный брат Захарий Михайлов сын Болтин тридцатью годами позже написан в выборе по Ростову и, получается, «встал на нижнюю ступеньку» Государева двора. Известные нам документы не содержат информации об испомещении в Арзамасском уезде самого Михаила Андреева сына Болтина: весьма вероятно, что впервые здесь испомещены были его дети.
    В 1586 г. во исполнение указной грамоты и по наказной памяти Арзамасской приказной избы были проведены отдел и межевание поместий Болтиных в деревне Кобылино, Тешского стана. Челобитье подали Иван Дмитриев сын и Иван Михайлов сын; их поместья были отделены от поместий Федора и Василия Михайловых детей. Родословная роспись показывает степень их родства: Иван Дмитриев сын доводился двоюродным братом «Михайловичам» (№ 1, л. 2: Андрей > Михаил > «Михайловичи»; Андрей > Дмитрий > Иван; в документах №№ 2, 3 Дмитрий Андреевич не указан). Отдельщик ссылался на «выпись с писцовых книг письма Игнатья Зубова», так что испомещение Болтиных здесь произошло не позднее 7093-го (1584/85) г., а отдел и межевание стали закономерным следствием предварительного наделения поместьями. Судя по тексту, братья Федор и Василий Михайловы дети получили 80 и 125 четей, соответственно, Иван Михайлов сын – 50 четей, а Иван Дмитриев сын – 100 четей
. Из более позднего источника известно, что в деревне Кобылино Федор Болтин «з братьею» построил церковь во имя архангела Михаила (в честь небесного покровителя своего отца М.А. Болтина?), так что деревня стала селом
.
    Дальнейшие сведения в сохранившихся поместных актах отрывочны. Данное поместье было не единственным у В.М. Болтина. В акте 1591 г. упоминается ранее принадлежавшее ему поместье у реки Пьяна, с оговоркой: «А Василью Болтину преже сего за реку за Пияну не дано, и сена за рекою за Пияною Василей Болтин не кашивал…». Грамотой от имени Лжедмитрия II от 7 октября 1610 г. жеребей В.М. Болтина в деревне Дабская, в числе других арзамасских поместий, подлежал изъятию за то, что их владельцы «нам изменили, отъехали к Москве»
. Иван Дмитриев сын Болтин оставался помещиком в Тешском стане и в 1602 г.
; о его тезке Иване Михайлове сыне Болтине упоминаний не выявлено. Федор Михайлов сын Болтин косвенно упоминается как арзамасский помещик в феврале 1599 г. В 1602 г. ему были отделены поляны Неркуша и Ватынгуша (8 четей) в дополнение к его арзамасскому поместью (240 четей, при окладе 500 четей)
. Кроме того, известен поврежденный акт 1600 г., упоминающий поместье Федора Болтина, предположительно в Завадском стане Курмышского уезда, «арзамасской приписи»
.
    В «Росписи русского войска, посланного против самозванца в 1604 году» среди дьяков из приказов написан Федор (без отчества) Болтин, выставивший двух конных воинов
. С.Б. Веселовскому дьяк с таким именем остался неизвестен. Сведения об этом дьяке приводит Д.В. Лисейцев: Болтин Федор Михайлович в 1604 г. дьяк (новичный оклад назначен 10 июня), четвертчик Галицкой чети с окладом 50 рублей, тогда же в объездах на Москве и, вероятно, в Дмитровском судном приказе (вместе с окольничим Н.В. Годуновым); 3 октября 1604 г. встречал английского посла. В боярском списке 1607 г. – выборный сын боярский по Арзамасу с окладом 500 четей; голова у татар в Санчурске
. Из приведенных сведений совершенно очевидно, что назначение Ф.М. Болтина дьяком в 1604 г. связано с попытками обновления приказного аппарата в самом конце правления Бориса Годунова и формирования нового круга доверенных лиц из мелкого и среднего слоя провинциальных землевладельцев. После падения Годуновых Ф.М. Болтин в качестве столичного дьяка не упоминается, так что закономерно напрашивается вывод о его отставке по воле Лжедмитрия I.
    О дальнейшей судьбе Федора Болтина Д.В. Лисейцев сведений не привел. Но С.Б. Веселовскому был известен дьяк Федор Михайлов (1-ый), служивший в Твери в 1613/14-1617 и 1619/20-1621/22 гг. (с перерывами) и в Казани в 1618 На наш взгляд, допустимо отождествление этого Федора Михайлова 1-го, «возникшего из ниоткуда», с Федором Михайловым сыном Болтиным, получившим новое после вынужденного перерыва дьяческое назначение фактически сразу после избрания на царство М.Ф. Романова. Такое отождествление нуждается в дополнительной проверке, но косвенно в пользу нашей догадки может свидетельствовать незапятнанная репутация Ф.М. Болтина в период Смуты; к тому же предлагаемое отождествление объясняет начальный успех служебной карьеры его сына Баима Болтина (так сказать, «стартовые позиции»).
    Баим Федоров сын Болтин («а молитвенное имя ему Сидор») в арзамасских актах начала XVII в. упоминается неоднократно
. Так, Баим приложил руку к отдельным книгам, составленным в Арзамасской приказной избе 21 февраля 1613 г.: при этом он явно находился в этот момент в Арзамасе, и в доступных ныне источниках это первое упоминание о Баиме – более ранее, чем традиционное указание в биографических справках на участие в походе князя Д.Т. Трубецкого на Новгород в 1613-1614 гг. Далее, указная грамота от 9 августа 1613 г. предписывала отобрать у Баима бывшее поместье С. Чуркина в деревне Новоселки, Арзамасского уезда (70 четей), и передать поместье астраханцу Д.И. Обатурову. Примечательно, что здесь Баим обвинен в ложном утверждении о получении этого поместья по грамоте царя Василия Шуйского
. Но даже если утверждение и было ложным, несомненно, что в Смуту Б.Ф. Болтин, как и его сородичи, оставался сторонником Шуйского и противником «тушинцев». Это способствовало карьере Баима: в арзамасской десятне 1613 г. он написан среди выборных, с окладом 750 четей. В 1616 г. Б.Ф. Болтин добился решения о дозоре доставшегося ему от С. Чуркина после 1612/13 г. поместья в деревне Черная, Арзамасского уезда. Грамоту об этом привез в Арзамас его брат Иван Федоров сын Болтина, который ко времени составления десятни 1616 г. еще не был верстан
.
    К началу 1620-х гг. Баим Федоров сын Болтин сосредоточил в своих руках арзамасские землевладения некоторых родственников. Так, ему принадлежало поместье в селе Кобылино, Тешского стана, включавшее в себя полностью бывшие владения Ивана Дмитриева сына Болтина и Ивана Михайлова сына Болтина (100 и 50 четей, соответственно), а также часть поместья дяди Василия Михайлова сына Болтина, «что осталось за прожитком» (40 четей). Баиму также принадлежало поместье в деревне Черная, Тешского стана (186 четей или, по другим данным, 172 чети с осминою) и поместье в селе Новокрещеново, Залесного стана «за Собакинскими вороты» (295 четей), ранее принадлежавшее новокрещену Ялачеву и А.Блохину. Всего, по данным писцовой книги, Б.Ф. Болтину принадлежала 681 четь поместной земли
.
    Кроме Баима, в начале 1620-х гг. среди арзамасских землевладельцев написан его родной брат жилец Аверкий Федоров сын Болтин, которому принадлежало поместье отца в селе Кобылино, Тешского стана (250 четей) и в полянках, – всего 336 четей с третником
. Еще один брат, Иван Федоров сын Болтин получил вотчину в Залесном стане за «московское осадное сидение в королевичев приход» в 1618 г. Иван написан служившим по Свияжску, но с пометой: «В его место брат ево Иванис»
.
    Дядя Баима, Аверкия и Ивана, казанский жилец Василий Михайлов сын Болтин владел старым своим прожиточным поместьем в селе Кобылино (85 четей), при этом оговорено, что его оклад в 7093-м (1584/85) г. был 250 четей. Но, судя по тому, что поместье названо «прожиточным» и часть была уже отдана Баиму, Василий от службы был отставлен. У него написан «увечный» и, следовательно, тоже не служивший сын Петр, 20 лет, и незамужняя дочь
. Благодаря этим сведениям становится очевиден выморочный характер семейства Василия Михайлова сына Болтина и причины отрывочного характера свидетельств.
    Проследить дальнейшую историю землевладения арзамасских Болтиных, из которых происходили заказчики публикуемых родословных росписей, позволяют «Записные вотчинные книги Поместного приказа 1626-1657 годов». Баим Федоров сын в 1630 г. оформил покупку вотчины И.Д. Глухова в деревне Лукьяново, Вонючка тож, Тешского стана. В 1638 г. Баим оформил владение приданой вотчиной жены Аграфены (дочери Федора Борисова) в деревне Федотово, Ичаловского стана. Но эту вотчину Баиму пришлось вернуть в 1646/47 г. муромскому сыну боярскому Д.Ф. Борисову, так как Аграфена (урожденная Борисова) умерла бездетной; возврат был оформлен в 1652 г. Интересна судьба вотчинного владения в деревне Березники на реке Пьяне и пустоши Елачево, Залесного стана: братья Баим и Иванис в течение примерно 1624-1632 гг. приобрели эти вотчины по закладным кабалам и купчим (продажным), преимущественно у мордовских мурз, а затем в 1645 г. Баим продал это владение боярину Б.И. Морозову (при этом нет указаний об обстоятельствах передачи владельческих прав от Иваниса Баиму). В начале 1630-х гг. Баим приобрел у наследников бывшую выслуженную вотчину князя И.С. Путятина в деревне Нечаево, Тешского стана, и оформил ее за собой в 1646 г.
    Владельческие интересы Баима Болтина не ограничивались Арзамасским уездом. В 1634/35 г. Баим выкупил, а в 1648 г. перепродал родовую вотчину «тетки» Феклы в Ростовском уезде. Эта Фекла – вдова окольничего А.И. Зюзина и дочь Григория Кузьмина сына Болтина; судя по родословным росписям, она, вероятно, правнучка Михаила Андреева сына и, следовательно, двоюродная племянница Баима (другие Кузьмы в родословных отсутствуют (см. № 1, л. 2; № 2, л. b; № 3, л. f). В 1640 г. Баим продал дьяку Ф.В. Панову вотчину в Московском уезде, приобретенную в 1627/28 г. из порожних земель
.
    Некоторую дополнительную информацию о землевладдении ветви арзамасских Болтиных содержат неопубликованные акты XVII в. из фондов ЦАНО. Представляет интерес достаточно ранний акт 1616 – начала 1617 гг., показывающий, как за счет обмена с А. Блохиным оформилось поместье Баима Федорова сына Болтина в деревне Новокрещеново, Залесного стана. Остальные акты (не считая отдельных косвенных упоминаний) относятся к поместьям Аверкия Федорова сына Болтина: описание земель, обмен землями, решение спорных вопросов землевладения, взаимоотношения с соседями
. Примечательно, что поземельные споры не ограничивались временем жизни А.Ф. Болтина, а продолжалось и позднее, вероятно, из-за челобитных заинтересованных сторон. Все это свидетельствует о заметной роли Болтиных среди землевладельцев Арзамасского уезда.
    Наряду с источниками о землевладении, интересны также и сведения о службе Болтиных. В «Подлинных» боярских списках 1626-1633 гг. написаны четверо из указанных в родословных росписях сыновей Ф.М. Болтина. Баим Федоров сын написан в списке 1626 г. среди дворян, в списках 1627/28, 1628, 1629, 1629/30, 1630/31 гг. он дьяк в Новгородской четверти, в списке 1631/32 г. – вновь среди дворян, с пометой «на Северу», а на месте его упоминания среди дьяков против его фамилии помета: «Велено по прежнему служить с Москвы». Аверкий Федоров сын был пожалован в патриаршие стольники 25 марта 1629 г. Иван и Самсон Федоровы дети в списках 1627/28, 1628 гг. написаны среди выборных по Арзамасу, с окладами 400 и 350 четей, соответственно
. Кроме арзамасских «Федоровичей», в тех же источниках есть и Ждан (Корнилий) Петров сын Болтин, их нижегородский «кузен» – пятиюродный дядя, от Ивана Меньшого Матвеева сына Болтина (Иван Меньшой > Иван Хрущ > Василий > Петр > Ждан, по версии публикуемых документов №№ 2, 3 как более достоверных; см. выше, прим. 19). В списках 1626, 1627/28, 1628, 1629 гг. Ждан написан среди выборных по Нижнему Новгороду, с окладом 750 четей
. Успешная карьера Ж.П. Болтина связана, несомненно, с его ролью на начальном этапе формирования земского («второго») ополчения в Нижнем Новгороде в 1611 г.
    В «Сметном списке 139-го году» Ждан Петров сын Болтин написан воеводой «в Кокшанском», с пометой «послан в 136 г. в генваре». Здесь же обнаруживаются Иванис Федоров сын Болтин – стрелецкий голова в Свияжске, Иван Федоров сын Болтин – голова у конных стрельцов в Астрахани, а также Болтин Семен Иванов сын (Михайлов внук; двоюродный брат «Федоровичей»), стрелецкий голова в Казани
. Четверо представителей рода заняли более высокое положение в Государевом дворе: в боярском списке 1643 г. Баим Болтин написан ясельничим; его брат Аверкий, московский дворянин, был тогда же воеводой в Саратове; Иван Иванов сын Болтин написан стряпчим, а Семен Иванов сын Болтин 5 ноября 1643 г. стал дворянином московским
. В Боярской книге 1658 г. Баима Болтина, естественно, нет: он скончался вскоре после 1655 г. Но Аверкий Федоров сын Болтин оставался дворянином московским, а Иван Иванов сын Болтин – стряпчим; против его имени есть помета: «В боярской книге 155-го году оклад ему помесной с придачами 650 чети, денег 38 рублев. Ему ж за службы 172-го и 173-го придачи 130 чети, денег 9 рублев». Среди дворян появляется Иван Петров сын Болтин, с пометой: «В боярской книге 155-го году оклад ему помесной 650 чети, денег 20 рублев. Ему ж за литовские службы 162-го, 163-го, 164-го годов придачи 150 чети, денег 12 рублев»
. Его следует отождествить с указанным в родословных росписях внуком Захария Михайлова сына Болтина, упоминаемого в источниках конца XVI в. в статусе выборного по Ростову
.
    Наряду с успешным служебным продвижением некоторых представителей рода Болтиных, ветвь Ивана Михайлова сына Болтина (дяди «Федоровичей») не теряла связей с Арзамасом: в 1676 г. здесь находились жильцы Дмитрий Иванов сын и Иван Яковлев сын Болтины
. Судя по публикуемым нами росписям, первый из них – правнук Ивана Михайлова сына, родного брата Ф.М. Болтина (Дмитрий < Иван < Семен < Иван < Михаил < Андрей < Григорий < Иван Большой). Второй жилец, И.Я. Болтин, доводился первому двоюродным братом: внук Семена, правнук Ивана.
    Таким образом, анализ известий о землевладении и службе различных ветвей рода Болтиных позволяет не только дополнить сведения родословных росписей отсутствующими там персоналиями, но и сделать ряд наблюдений о происхождении рода. Судя по наиболее ранним источникам, Болтины происходят из землевладельцев Псковской земли (Псковский, Великолуцкий, Торопецкий, Островский уезды). Испомещение отдельных ветвей рода в уездах Северо-Восточной Руси – Нижегородском, Арзамасском, а также Ростовском – относится к последней трети XVI в. и могло быть связано с последствиями политики Ивана IV, однако данных об опалах и ссылках Болтиных нет. По социальному статусу Болтины изначально принадлежали, по-видимому, к верхним слоям уездных служилых корпораций: они регулярно становились выборными по городам, занимали должности стрелецких голов. Более успешную карьеру отдельных представителей рода приходится объяснять их личными качествами (заслугами), вероятно, в сочетании с осмотрительностью предков в сложные периоды истории страны, прежде всего, в Смуту.
    Для решения спорных вопросов генеалогии Болтиных XVI-XVII вв., в частности, уточнения родства отдельных представителей разных ветвей, необходимо привлечение максимально возможного количества списков росписей и иных родословных источников, с последующей реконструкцией архетипа росписей (или «родословца») на основе текстологического анализа.
    Документы публикуются по следующим правилам: вышедшие из употребления буквы заменены буквами современного алфавита, титла раскрываются, выносные буквы вносятся в строку, «ер» в конце слов опускается, а «ерь» сохраняется во всех случаях его написания в тексте. Членение текста на слова производится в соответствии с современными правилами. Славянская буквенная цифирь передается арабскими цифрами; падежные окончания, встречающиеся в документах под титлами при числовых обозначениях дат, отделяются дефисом (типа: «лета 7004-го»). Поврежденные фрагменты текстов, восстанавливаемые по смыслу, приводятся в квадратных скобках; в примечаниях оговорены описки, ошибки, характер и размер утрат, другие особенности текста
.

Родословные росписи Болтиных:

 

№ 1

    (л. 1) Род Болтиных

.
    Выехал из Болшие Оръды мурза имянем Кутлубога; и как он крестился в провославную
 християнскую веру, и во крещение имя ему Георьгий, прозвища Юрья. А [вы]ехал
 к великому князю; а при котором в[еликом] князе выехал и в котором году, и про то вед[о]ма в Розряде и в Посолском приказе.
    А у Юрья сын Михайла, прозвища Болта.
    А у [Ми]хаила сын Матвей.
    А у Матвея дети Ив[ан] да Семен, да Иван Меншой. За Иваном Болшим кормление было соколни[чей] путь. У Семена кормление было на Колмагорах половина Двины. За Иванам Меншим кормление было Пильи горы да Немнюга.
    У Ивана Болшова дети Григорей да Михайла. А у Григорья кормление было Пильи ж горы да Немнюга ж.
    А у Семена Матвеева сына сын Степан.
    А у Ивана Меншова сын Иван Хрущ.
    А у Григорья Иванова сына дети Андрей да Василей, Федор, Дмитрей да Никита. И в лета 7004-го
 году луцкие помещики Никита Григорьев сын Болтин да Яков Федоров сын да Ахмат Федоров сын Болтины,
 псковские помещики Иван Михайлов сын Болтин, Будай Угримов сын Болтин написаны у царя и великаго князя Ивана Васильевича всеа Росии в полку, а смотрил полк по указу государеву розборных // (л.2) дворян околничей и оружничей Лев Андреевичь Са[л]тыков да дьяк Иван Юрьев, а та книга в Розряде в Новогороцком столе.
    А у Михаила Иванова сына сын Иван.
    А у Степана Семенова сына дети Андрей, Володимер.
    У Ивана Хруща дети Михайла, Исай прозвища Угрим, да Василей.
    У Андрея Григорьева сына дети Михайла, Дмитрей да Михайла ж.
    У Василья Григорьева сына сын Офонасей, а у Офонасья сын Яков. А кормление за ним было на Вятке Орлов городок, с выводною куницею и с убрусным и со всякою корчьмою и с таможенною пошлинаю. А за отцем ево, Офонасьем, кормление было тот жа городок с тем жа со всем.
    А у Федора у Григорьева сына дети Петр, Яков да Ахмат.
    А у Дмитрея Григорьева сына сын Михайла.
    У Никиты Григорьева сына сын Иван.
    У Ивана Михайлова сына Хрущева сын Иван.
    У Исая Иванова сына прозвища Угрима сын Будай. У Будая кормление было во Пскове ямское дьячество, да за ним же кормление было: пожалован был городам
 В[ель]ею и с придаточными пригородки с Орловым и с Володимерцом.
    И в лета 7059-го по указу государя царя и великаго князя Ивана Васильевича всеа Росии велено выбрать изо всех городов лутчих слуг 1000 человек и испоместить  Москвы в ближних городех. И в той Тысечной книге изо Пскова из Острова написаны Будай Угримов сын Болтин, Иван Михайлов сын Болтин, лучаня дворяня Федор да Дмитрей Григорьевы дети Болътина.
    У Михаила Андреева сына дети Федор, Василей, Кузма, Иван да Иван жа пятой.
    А у Дмитрея Андреева сына сын Иван.
    А у Петра Федорова сына сын Ждан.
    У Якова Федорова сына сын Семен.
    У Михаила Дмитреева сына сын Захарей.
    У Ивана Никитина сына дети Леонтей да Александр. За Леонтьем и за Александром кормление было // (л.3) Авнега.
    И в лета 7100-го году Афонасей Васильев сын да Ждан Петров сын Болтины были воеводами в зимнем немецком походе в Новегороде, а с ними были казанцы дворяня и дети боярские.
    А у Федора Михайлова сына дети Баим, Иван, Иванис, Самсон, Аверкей.
    И в лета 7129-го году Баим Болтин посылан на Терки с ратными людми воеводою
.
    А во 141-м году он жа, Баим, был против крымских людей в Симонове монастыре воеводою с ратными людми. И в том же во 141-м году он жа, Баим, был полковым воеводою под Новым городам
 Сиверским, и Новгорад Сиверской взял, а в том городе взял воеводу пана Куницкаго и многих полских и литовских людей, шляхты з двести человек; и тех языков прислал к великому государю царю и великому князю Михаилу Феодоровичю всеа Росии к Москве. И за ту службу государским жалованьем пожалован он, Баим: дана ему шуба саболья
 под золотам да кубак да придачами помесным и денежным окладам.
    И во 142-м году боярин Федор Иванович Шереметев с таварыщи был на посолстве, за Вязмою съезжался с полскими и с литовскими послы; и в ту пору он жа, Баим, был у столников и у стряпчих головою.
    И во 143-м году в Литву посълан послом боярин князь Алексей Михайлович Лвов с таварыщи; и в то число он жа, Баим, был написан из дворян первым человеком. И о том ведома в Посолском приказе.
    И во 150-м году пожалован он, Баим, в яселничие и бы[л] при державе великаго государя царя и великаго князя Михаила Феодоровича всеа Росии в близосте
.
    И во 155-м году он жа, Баим, посылан яселничим и намесником Серпуховским на посолство на съезжее место – на Путивлскую межу съезжатца с полскими камисары. //
    (л.4) И во 155-м году он жа, Баим, посылан в Дацкую землю послом и был у Дацкаго короля, а написан был послом ближним человеком и намесником Серпуховским.
    А во 160-м году он жа, Баим, был в Тоболске воеводою.
    А Аверкей Федоров сын Болтин во 152-м году был на Саратове воеводою и татар побил. И за ту службу он, Аверкей, государским жалованьем пожалован: придачами помесным и денежным окладам.
    Да он жа, Аверкей, посылан был в Корсун воеводою.
    Да он жа, Аверкей, был в Старом Быхове воеводою.
    Да *он жа был, Аверкей, в Сибири в Томском воеводою*
.
    А у Ивана Михайлова сына сын Иван. Иван был в Ядрине воеводою.
    У Ивана Дмитреева сына сын Андрей.
    А у Ивана Михайлова сына сын Семен. И он, Семен, был на Черном Яру воеводою.
    А у Ждана Петрова сына сын Семен.
    А у Захарья Михайлова сына сын Петр. У Петра сын Иван.
    А у Иваниса Федорова сына дети Иван да Борис.
    У Ивана Петрова сына сын Иван.
    А у Андрея Иванова сына сын Матвей.
    А у Семена Иванова сына дети Федор, Яков, Иван, Богдан.
    А у Григорья Семенова сына дети Никита, Яков.
    А у Ивана Иванисова сына дети Михайла, Иван.
    А у Бориса Иванисова сына дети Степан, да Алексей прозвища Баим, да Никита.
    А у Ивана Иванова сына дети Аверкей да Лука.
    У Матвея Андреева сына сын Степан.
    У Федора Семенова сына сын Иван.
    У Якова Семенова сына сын Иван.
    У Ивана Семенова сына прозвища Будая дети Дмитрей да Федор.
    У Ивана Федорова сына сын Василей.
    У Никиты Григорьева сына дети Сила, Алексей, Петр.

    Пометы и записи: На л. 1 об. и по склейкам на л. 1 об., 2 об., 3 об. четыре рукоприкладства: «К сей поколенной росписи Лука Болтин вместо деда своего Аверкия Федоровича Болтина по ево велению руку / приложил»; «К сей поколенной росписи Лука Болтин руку / приложил»; «К сей поколенной росписи Степан Болтин и въместа отца своего Бориса Иванисовича и вместа братей своих Алексея и Микиты руку / приложил»; «К сей поколенной росписи Федор Болтин и вместо брата своево Дмитрея руку при/ложил». На л. 2 об. и л. 3 об. внизу по склейке читается фрагмент, относящийся, вероятно, к первому рукоприкладству: «…потому что он / грамоте не умеет» (то есть Аверкий Федорович Болтин?).
    На л. I, использовавшемся в качестве обложки, заголовок (XIX в.): «№ 109/3599. Родословная роспись Болтиных. На 4-х склейках».

    РГАДА. Ф. 210. Оп. 18. Д. 109. Л. 1-4. Подлинник. На 4 л. + л. I (поздний, в качестве обложки). Размер листов: 37,5 х 15 см (л. 1), 36 х 15 см (л. 2), 37,5 х 14,5 см (л. 3), 37,5 х 15 см (л. 4). Знаки бумаги: небольшой (порядка 2,5 см. в длину и ширину) гербовый щит под короной, с трилистником; под щитом литеры RA (л. 1,2 – верхний фрагмент; л. 3,4 – нижний фрагмент) – схожий ГИМ
, № 927 (1686 г.).

№ 2


    (л. a) Роспись роду Болтиных. Выехал из Болшия Орды мурза Кутлугога
 к великому князю Василью Васильевичю и крестился; имя ему во крещение Егорей, прозвища Юрья. У Юрья сын был Михайла, прозвища Болта. У Михаила сын был Матвей, а кормления за ним было Чюхлама.
    У Матвея дети Иван Болшой да Семен да Иван Меншой. А за Иваном Болшим кармления было Пенешка Руса паганая. А за Семеном кармления было половина Двины на Колмагорах. А за Иваном Меншим кармления была саколничей путь.
    А у Ивана Болшева дети Григорей, Ладыга
, Михайла. А за Григорьем кармления было Пильи горы да Немльга
.
    У Семена Матвеева сына сын Степан. У Степана было кармления Вохма город.
    У Ивана Меншова сына сын Иван Хрущ. А за Иваном Хрущем кармления Пенега.
    У Григорья Иванова сына Болшева дети Андрей, Федор, Дмитрей, Никита.
    И 7064-го году Микита Григорьев сын Болтин, Яков да Охмат Федоровы дети Болтина пъсковичи, Иван Михайлов сын Болтин, Будай Угримов сын Болтин написаны в полку у царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии, а смотрил Государев полк по указу государев выборных дворян аколничей и оружничей Лев Андреявич Салтыков да дьяк Иван Юрьев. Да 7059-го году по указу государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии выборно изо всех городов лутчих слуг тысеча человек, и велено испоместить окала Масквы в ближних городех. И в той разборной в Тысяшной книге написаны дворяне лучаня Федар Григорьев сын Болтин, Дмитрей Григорьев сын Болтин, изо Пскова из Острова Будай Исаев сын Болтин, Иван Михайлов сын Болтин, и то ведомо в Розряде. За Дмитреем было кармления Арлов городок на Вятке да ключ нижегоротцкой.
    У Михаила Иванова сына дети Михайло ж да Иван.
    У Степана Семенова дети Иван, Андрей, Володимер.
    У Ивана Иванова сына Хруща дети Михайло, Исай прозвища Угрим, Василей. А за Васильем было кормления половина меха Великаго Навагорада и Пскова.
    У Андрея Григорьева сына сын Михайло. И Михайла был 7066-го в Лаишеве воеводаю.
    У Федара Григорьева сына дети Яков да Охмат, оба бездетны.
    У Михаила Михайлова ж сына дети Захарей да Иван.
    У Ивана Степанова сына дети Леонтей, Александр. А за Леонтьем и за Олександром кармления было Авняга
.
    У Исая Иванова сына сын Будай бездетен. И 7066-го году ходили баяре и воеводы в Ливонскую землю к Юрьеву Ливонскому // (л. b) по полком, и в том походе с воеводаю с Ондреям Ивановичем Шеиным голова был Будай Угримов сын Болтин. И в-ыныя городы ходили по полком, и в тех походех 67-м году он жа, Будай, был з боярином и воеводаю князь Петром Ивановичем Серебреным головою ж. В 68-м он жа, Будай, был с воеводаю з дмитреявским дворецким с Петром Петровичем Головиным галавою ж. А кармления за ним было Будаем город Вел[ь]я и с придаташными пригородки с Орловым и с Володимерцем.
    У Василья Иванова сына сын Афанасей. И за Афанасьем кармления было на Вятке городок Арлов.
    У Михаила Андреява сына дети Федор, Восилей, Кузма, Иван, Иван же пятой.
    У Захарья Михайлова сына сын Петр.
    У Ивана Михайлова сына сын Дмитрей.
    У Афанасья Восильева сына сын Яков.
    У Петра Восильева сына сын Корнилей, прозвища Ждан.
    У Якова Восильева сына сын Семен.
    У Федара Михайлова сына дети Баим, Иван, Иванис, Самсон, Аверкей. И Боим во 129-м году послан на Терек с ратными людми воеводаю. А во 141-м году был полковым воеводаю с ратными людми под Новым городком Сиверским и Новгородок взял, и за ту службу государевым жалованьем пожалован – шубаю и купком и придачею. В том жа во 141-м году был воеводаю с ратными людми в Симонове моностыре [в] приход крымских людей, и то ведама в Разряде. А в 143-м году он жа, Баим, послан в Полскую землю с послы з боярином князь Алексеем Михайловичем Львовым во дворянех первым человеком, и по указу государеву у кораля велено быть по росписе первым же человеком, и то ведама в Посолском приказе. А во 150-м году пожалован в ясилничия; а во 150-м и во 151-м годех был на съезжем месте с полскими кимисары
 на Путимльской
 меже, написан думным судьею и ясилничим и наместником Серпуховским. А во 155-м году послан в Дацкую землю [к] Крестьянусу королю в послех наместникам Серпоховским, и то все ведама в Посолском приказе. А во 160-м году и во 161-м году был в Сибире в Таболске воеводаю, и то ведама в Сибирскам приказе. А наказы ево Баимовы и грамоты и родственныя старинныя жалованныя кармленныя грамоты были все у него, Баима, и в бунтовоя время // (л. c) во 156-м году воры ево Баимов двор разграбили и животы и писма все побрали, и подрали наказы з государевы жалаванныя грамоты и родителей наших старинныя родственныя жалованныя кармленныя грамоты, – и то все в те же поры воры побрали и подрали. И в том у него, Баима, в розорение в приказех челобитье. А каторыя и после того разарения были наказы и грамоты, и после Баимавай смерти животами Баимавыми и всякими родственными писмоми завладел Аврам Свиязев, и в том была на него челобитье.
    А Оверкей во 152-м и тре[т]ьям годех был на Саратове воеводаю и татар побил, и за ту службу прислана государева грамота к нему с похвалою, и пожалован государьским жалованьем – помесною и денежною придачею. А во 160-м году послан в Сибирь в Таболской воеводаю. А во 166-м году послан в Черкаской город в Карсун воеводаю.
    У Ивана Михайлова сына четвертого сын Семен.
    У Ивана же Михайлаго сына пятого сын Иван, был в Ядрине воеводаю, и то ведама в Казанском дворце.
    У Петра Захарьева
 сын Иван.
    У Дмитрея Иванова сына сын Иван.
    У Ивана Дмитреява сына сын Андрей.
    У Корнилья Петрова сына прозвища Ждана сын Семен бездетен.
    У Семена Яковлева сына дети Яков, Григорей.
    У Ивана Федарава сына дети Степан, Самсоня
 повмерли молоды.
    У Ивониса дети Иван, Борис. Иван был в посылках во 175-м и 6-м годех во Брянску и в Рылску, а во 1[7]8-м году на Елце, в Данкове, в Лебедяне, в Талецком, в Чернавском; во 179-м году – в Переславле, в Растове, в Ярославле для высылки и сыску ратных людей: столников, стряпчих и дворян московских и жилцов и городовых дворян и детей боярских и всяких чинов ратных людей. А на Елце и в-ыных городех воеводам Белагороцкого полку ратных людей велено высылать с ним, Иваном, вместе. А в Переславле и в Растове и в Ерославле городовым отстовным дворяном и детем боярским для россылак
 велено с ним, Иваном, быть.
    А Борис во 174-м году послан в Астрахань з боярином и воводаю князь Иваном Андреявичем Хилковым писменным головою первым человеком. И Астрахани он жа, Борис, послан на моря за варавскими казаки Стенкою Разиным, а с ним полковник Иван Ружинской с началными людми и с салдаты, да головы стрелецкия с приказы.
    У Ивана Иванисова сына дети Михайло, Иван.
    У Бориса
 дети Степан, Алексей, Микита.
    У Семена Иванова сына // (л. d) дети Федор, Яков, Иван, Богдан бездетен.
    У Ивана Иванова сына пятого дети Тимофей, Иван, оба бездетны.
    У Ивана Петрова сына сын Иван. У Ивана дети Аверкей бездетен, Лука.
    У Андрея Иванова сына сын Матвей. У Матвея сын Степан.
    У Якова Семенова сына сын Иван бездетен.
    У Григорья Семенова сына дети Никита, Яков.
    У Федара Семенова сына сын Иван.
    У Якова Семенова сына сын Иван же.
    У Ивана Семенова сына дети Дмитрей, Федор.
    У Микиты Григорьева сына дети Сила, Алексей, Петр, Илья.
    У Ивана Федорова сына сын Василей.

    Пометы и записи: На л. a об. и далее по склейкам листов-«сставов» a об.-d об. рукоприкладство: «К сей родословной росписи Борис Иванисов сын Болтин /ру/ку/ при/(л. d, внизу после текста) ложил».
    На л. b об. поздняя помета (XVIII в.?) арабскими цифрами: «28».

    ЦАНО. Ф. 639. Оп. 125. Д. 7096. Л. 11 а, 11 б («сставы» a, b, c, d).
    Размер «сставов»: 40 х 15,5 см (a), 41 х 15,5 см (b), 40 х 15,5 см (c), 14,5 х 15,5 см (d). Знак бумаги: 1) герб Амстердама (верхний фрагмент – л.a) – типа Гераклитов
, № 54 (1687 г.), ГИМ, №№ 184, 197 (1690 г.); 2) голова шута (верхний фрагмент – л.b, c) – типа ГИМ, № 485 (1685 г.).

№ 3


    (л. e) Роспись роду Болтиных. Служили при великих князех и при государе царе и великом князе Иване Васильевиче всеа Русии по Лукам Великим и по Пскову.
    Юрья Болтин, кармления за ним было Устюг.
    А у Юрья сын был Михайла, прозвища Болта. У Михайла сын Матвей, а кармления за ним было Чюхлама.
    У Матвея дети Иван Болшой да Семен да Иван Меншой. А за Иваном Болшим кармления было Пенешка Руса поганая. А за Семеном кармления было полавина Двины на Колмагорах. А за Иваном Меншим кармления была саколничей путь.
    А у Ивана Болшева дети Григорей, Ладыга
, Михайла. А за Григорьем кармления было Пильи горы да Немлюга.
    У Семена Матвеева сына сын Степан. У Степана было кармления Вохма горад.
    У Ивана Меншова сына сын Иван Хрущь. А за Иваном Хрущ[ем] каръмления было Пенега.
    У Григорья Иванова сына Болшева дети Андрей, Федор, Дмитрей, Никита.
    И 7064-го году Микита Григорьев сын Болтин, Яков да Охмат Федоровы дети Болтина псковича, Иван Михайлов сын Болтин, Будай Угримов сын Болтин написаны в полку у царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии, а смотрил Государев полк по указу государевы выборных дворян аколничей и аружничей Лев Андреевичь Салтыков да дьяк Иван Юрьев. Да 7059-го году по указу государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии выбрано иза всех гарадов лутчих слуг тысеча человек, и велено испоместить окала Масквы в ближних горадех. И в той разборнай в Тысешной книге написаны дворяне лучаня Федор Григорьев сын Болтин, Дмитрей Григорьев сын Болтин, изо Пъскова из Острава Будай Исаев сын Болтин, Иван Михайлов сын Болтин, и то ведома в Розряде. За Дмитреем было кармления Арлов горадок на Вятъке да ключь нижегароцкой.
    У Михайло Иванова сына дети Михайло ж да Иван.
    У Степана Семенова дети Иван, Андрей, Воладимер.
    У Ивана Иванова сына Хруща дети Миха[й]ло, Исай прозвища Угрим, Василей. А за Васильем было кармления полавина меха Великаго Новагорада и Пскова.
    У Анъдрея Григорьева сына сын Михайло. И Михайла был 7066-го в Лаишеве воеводою.
    У Федора Григорьева сына дети Яков да Охмат, оба бездетъны.
    У Михайло Михайлова ж сына дети Захарей да Иван.
    У Ивана Степанова сына дете Леонтей, Александр. А за Леоньтьем и за Олександром кармления было Авняга
.
    У Исайя Иванова сына сын Будай бездетен. И 7066-го году ходили бояре и воеводы в Ливонскую землю к Юрьеву Ливонскому по палкам, и в том паходе с воеводою с Андреем Ивановичем Шеиным голова был Будай Угримов сын Болтин. И в-ыныя горады ходили по палком, и в тех паходех 67-м году он жа, Будай, был з бояринам и воеводаю князь Петром Ивановичем Серебреным галовою ж. В 68-м он жа, Будай, был с воеводою з дмитревским дворецким с Петром Петровичем з Галовиным галовою ж. А кармления за ним было Будаем город Вел[ь]я и с придатошными пригоротки с Арловым и с Воладимерцем.
    У Василья // (л. f) Иванова сына сын Афонасей. И за Офонасьем кармления было на Вятке горадок Арлов.
    У Михаила Андреева сына дети Федор, Василей, Кузма, Иван, Иван же пятой.
    У Захарья Михайлова сына сын Петр.
    У Ивана Михайлова сына сын Дмитрей.
    У Афонасья Васильева сына сын Яков.
    У Петра Васильева сына сын Карнилей, прозвища Ждан.
    У Якова Васильева сына сын Семен.
    У Федора Михайлова сына дети Баим, Иван, Иванис, Самъсон, Аверкей. И Боим во 129-м году послан на Терек с ратными людми воеводою. А во ста чатыредесят первом году был полкавым воеводою с ратными лютми2 под Навым-гаратком2 Сиверским, и Новгародок взял, и за ту службу государевым жалованием пожалован – шубою и купкам и придачею. В том жа во ста чатыредесят первом году был воеводою с ратными людми в Симонове монастыре [в] прихот крымских людей, и то ведома в Розряде. А во ста чатыредесят третьем году он жа, Баим, послан в Полскую землю с послы з бояринам князь Алексеем Михайловичем Львовым во дворянех первым человекам, и по указу государева у кароля велено быть по росписе первым же человекам, и то ведома в Пасолскам приказе. А во 150 году пожалован в яселничие; а во 150-м и 151-м годех был на съезжем месте с полскими кимисары2 на Путимлской2 меже, написан думным судьею и ясилничем и намесникам Серпуховским. А во 155-м году послан в Дацкою землю [к] Крестьянусу королю в послех намесникам Серпуховским, и то все ведома в Пасолскам приказе. А во 160-м году и во 161-м году был в Сибире в Таболске воеводою, и то ведома в Сибирскам приказе. А наказы ево Баимовы и грамоты и родственныя старинныя жалованныя карм[л]енныя грамоты были все у нево, Баима, и в бунтовоя время во 156-м году воры ево Баимов двор розграбили и животы и писма все побрали, и подрали наказы и государевы жалованныя грамоты и родителей наших старинныя родственныя жаловонныя кармленныя грамоты, – и то все в те жь поры воры побрали и потрали. И в том у него, Баима, в розарение в приказах челобитье. А каторые и после таво розарение были наказы и грамоты, и после Баимова смерти животами Баимовыми и всякими родственными писмами завлодел Аврам Свиязев, и в том было на него челобитье.
    Аверкей во 152-м и третьем годех был на Соратове воеводою и тотар побил, и за ту службу прислана государева грамота к нему с пахвалою, и пожалован государским жалованьем – помесною и денежным придачею. А во 160-м году послан в Сибирь в Таболской воеводою. А во 166-м году послан в Черкаской город в Карсунь воеводою.
    У Ивана Михайлова сына четвертого сын Семен.
    У Ивана ж Михайлова сына пятого сын Иван, был в Ядрине воеводою, и то ведома в Казанском дворце.
    У Петра Захарьева сына сын Иван.
    У Дмитрея Ивано // (л. g) ва сына сын Иван.
    У Ивана Дмитреева сына сын Андрей.
    У Карнилья Петрова сына прозвища Ждана сын Семен бездетен.
    У Семена Яковлева сына дети Яков, Григорей.
    У Ивана Федорова сына дети Степан, Самъсон, померли молоды.
    У Иваниса дети Иван, Петр, Емельян, Гаврила, Данила, Иосиф, Борис Иванисовы дети. Середняя пять братов померли и малы, а Иван был в посылках во 175-м и 6-м годех во Брянске и в Рылске, а во 178-м году – на Елце, в Данкове, в Лебедяне, в Талецком, в Чернавском; во 179-м году – в Переславле, в Растове, в Ерославле для высолки и сыску ратных людей: столников и стряпчих и дворян масковских и жилцов и горадавых дворян и детей боярских и всяких чинов ратных людей. А на Елце и в-ыных горадех воеводам Белагароцкого полку ратных людей велено высылать с ним, Иваном, вместе. А в Переславле и в Растове и в Ерославле горадавым отставным дворяном и детем боярским для розсылак
 велено с ним, Иваном, быть.
    А Борис во 174-м году послан в Астрохань з бояринам и воводою князь Иваном Андреевичем Хилковым писминым галавою первым человекам. Из Астрохони он жа, Борис, послан на моря за воравскими казаки, а с ним палковник Иван Руженской с началными людми и з солъдаты, да головы стрелецкия с приказы.
    У Ивана Иванисова сына дети Михайло, Иван.
    У Бориса
 дети Степан, Алексей, Никита.
    У Семена Иванова сына дети Федор, Яков, Иван, Бохдан бездетен.
    У Ивана Иванова сына пятова дети Тимофей, Иван, оба бездетны.
    У Ивана Петрова сына сын Иван. У Ивана дети Аверкай бездетен, Лука.
    У Андрея Иванова сына сын Матвей. У Матвея сын Степан.
    У Якова Семенова сына сын Иван бездетен.
    У Григорья Семенова сына дети Никита, Яков.
    У Федара Семенова сына сын Иван.
    У Якова Семенова сына сын Иван же.
    У Ивана Семенова сына дети Дмитрей, Федор.
    У Никиты Григорьева сына дети Сила, Алексей, Петр, Илья.
    У Ивана Федорова сына сын Василей.

    Пометы и записи: На л. e об. и далее по склейкам листов-«сставов» f об.-g об. рукоприкладство: «К сей родословной росписе Иван Иванисов сын Болтин /руку/ при/(л. g, внизу после текста) ложил».
    На л. f об. поздняя помета (XVIII в.?) арабскими цифрами: «29».

    ЦАНО. Ф. 639. Оп. 125. Д. 7096. Л. 11 в, 11 г («сставы» e, f, g).
    Размер «сставов»: 38.5 х 15 см (e), 37.5 х 15 см (f), 31 х 15 см (g). Знак бумаги: 1) лилия в гербовом щите под короной, под щитом литера M (л. e – нижний фрагмент, л. f – верхний фрагмент) – возможно, типа ГИМ, № 926 (1671 г.); 2) герб Амстердама (л. g - верхний фрагмент) – не идентифицирован; схожие по очертанию украшений над щитом датируются 1680-ми гг. (ГИМ, №№ 189, 192, 194).


Список литературы:

1. Антонов А.В. Родословные росписи конца XVII в. М., 1996.
2. Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. М., 1975.
3. Веселовский С.Б. Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М., 1974.
4. Гераклитов А.А. Филиграни XVII века на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963.
5. Кобрин В.Б. Опричнина. Генеалогия. Антропонимика. Избранные труды. М., 2008. 
6. Корзинин А.Л. Государев двор Русского государства в доопричный период (1550-1565 гг.). М.; СПб., 2016.
7. Лаптева Т.А. Провинциальное российское дворянство России в XVII веке. М., 2010.
8. Лисейцев Д.В. Приказная система Московского государства в эпоху Смуты. Тула, 2009.
9. Мигунов Ю.В. История происхождения и формирования уездных служилых организаций в XV – первой половине XVII вв.: На примере служилой организации Арзамасского уезда: дис. ... к.и.н. Н.Новгород, 2001.
10. Платонов С.Ф. Столяров хронограф и его автор // Сборник статей в честь В.О. Ключевского. М., 1909.
11. Пудалов Б.М. Издание документов XVI – начала XVIII в. в региональных архивах: опыт и проблемы // Отечественные архивы. 2015. № 1. С.10-22.
12. Станиславский А.Л. Труды по истории Государева двора в России XVI-XVII веков. М., 2004.
13. Сухомлинов М.И. История Российской Академии наук. Вып.5 // Сборник русского языка и словесности (СОРЯС) Императорской Академии наук. Т.XXII. № 1. С. 334-338.


РГАДА. Ф. 210 (Разрядный приказ). Оп. 18. Д. 109. На 4 л. Знаки бумаги не противоречат принятой датировке. Текст росписи публикуется ниже (документ № 1). Известны две более поздние копии этой росписи: РГАДА. Ф. 286 (Герольдмейстерская контора). Оп. 1. Кн. 413. Л. 777-778об. (1754 г.); РГАДА. Ф. 210. Оп. 18. Л. 235-241 (1850-е гг.). Вторая копия, вероятно, сделана с первой, причем переписчик в ряде случаев не понимал текст и оставлял многоточия. В нашей работе эти две копии не рассматриваются. См. указатель: Антонов А.В. Родословные росписи конца XVII в. М., 1996. С. 99.
ЦАНО. Ф. 639. Оп. 125. Д. 7096. Первая родословная роспись (л. 11 а, 11 б) – столбец из 4 листов-«сставов», которые в деле не нумерованы, а в публикации обозначены латинскими литерами (a, b, c, d). Вторая родословная роспись (л. 11 в, 11 г) – столбец из 3 листов-«сставов», которые в деле также не нумерованы, а в публикации обозначены латинскими литерами (e, f, g). (См. публикуемые документы №№ 2 и 3, соответственно).
В обоих документах, написанных, вероятно, одним и тем же писцом-носителем «акающего» говора, отразилась его диалектная черта – смешение А//О в безударной позиции (типа «кармление», «Федар», «Масква», «Восилей»), сохраняемая при публикации, но не оговариваемая отдельно в текстологических примечаниях.
См.: Сухомлинов М.И. История Российской Академии наук. Вып. 5 // Сборник русского языка и словесности (СОРЯС) Императорской Академии наук. Т.XXII. № 1. С. 334-338.
Например, ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602. Д. 12. Л. 1об.
См.: Веселовский С.Б. Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М., 1974. С. 45.
На недопустимость «считать всех носителей тюркских имен (или хотя бы большинство) выходцами с Востока», «возведения к тюркским истокам тех или иных русских боярских и дворянских родов» указывал еще В.Б. Кобрин. (Кобрин В.Б. Опричнина. Генеалогия. Антропонимика. Избранные труды. М., 2008. С. 173). На наш взгляд, обилие тюркизмов в именах и прозвищах русских служилых людей XVI-XVII вв. – своеобразная «мода», основанная на признании воинственности татар. По-видимому, здесь типологически близки характерная для русских дворян XIX в. «мода на французское» (неофициальные имена типа «Пьер», «Поль», «Мари»), характерная для некоторых молодежных компаний поздне-советского периода «мода на американское» (клички типа «Сэм», «Джордж», «Фил»).
Тысячная книга 1550 г. и Дворцовая тетрадь 50-х годов XVI в. М.-Л., 1950. С. 102. См. также: Корзинин А.Л. Государев двор Русского государства в доопричный период (1550-1565 гг.). М.; СПб., 2016. С. 585 (именной указатель).
Акты служилых землевладельцев XV – начала XVII века. Сб. документов. / Сост. А.В. Антонов. М., 1997. Т. I. С. 35 (комментарий – с. 327); М., 1998. Т. II. С. 330.
Десятни новиков, поверстанных в 1596 году // Известия русского генеалогического общества. Выпуск 3. СПб. 1909. С.144.
Памятники истории русского служилого сословия. М., 2011. С. 178.
Акты служилых землевладельцев… М., 2002. Т. III. С. 43.
Там же. Т. II. С. 178; М., 2008. Т. IV. С. 43, 44, 376.
Записные вотчинные книги Поместного приказа 1626-1657 гг. / Под ред. А.В. Антонова, А. Береловича, В.Д. Назарова. М., 2010. С. 1077.
Станиславский А.Л. Труды по истории Государева двора в России XVI-XVII веков. М., 2004. С. 231, 347.
В документе № 1 (л. 2) Захарий Михайлов сын возводится к Дмитрию (внук) и Григорию Иванову сыну (правнук), но здесь у Захария вообще не указаны братья, так что приходится делать вывод об ошибочности такого возведения.
Записные вотчинные книги… С. 1265.
Мигунов Ю.В. История происхождения и формирования уездных служилых организаций в XV – первой половине XVII вв.: На примере служилой организации Арзамасского уезда: дис. ... к.и.н. Н.Новгород, 2001. С. 141-142, 148.
Самостоятельного изучения заслуживает родословие нижегородских Болтиных: их возводят к Василию, сыну Ивана Иванова сына Хруща (№ 2, л. b; № 3, л. e, f) или к Федору Григорьеву сыну (№ 1, л. 2). Перечень представителей этой ветви рода на начало 1620-х гг. см.: Материалы по истории Нижегородского края конца XVI – первой четверти XVII века. М., 2015. Ч. 2. С. 796, именной указатель (15 персоналий). Поминальные записи рода Якова и Ждана Болтиных см.: Синодик Нижегородского Вознесенского Печерского монастыря 1595 года. Синодик архимандрита Трифона. Н.Новгород, 2010. С. 305, 315, 629. В поминании Якова первое имя, «инока схим. Васияна» – наверняка Василий Иванов сын Хрущев-Болтин, принявший перед смертью схиму; в поминании Ждана написанный первым «инок Кирил» – наверняка это сам Ждан (чье молитвенное имя «Корнилий»), также постригшийся перед смертью. Таким образом, помянник неопровержимо свидетельствует в пользу большей достоверности докуметов №№ 2, 3. Кстати, нижегородцы Болтины известны и позднее: например, Т.А.Лаптева ссылается на упоминание 1651 г. См.: Лаптева Т.А. Провинциальное российское дворянство России в XVII веке. М., 2010. С. 256.
Арзамасские поместные акты 1578-1618 годов. Собрал и редактировал С.Б. Веселовский. М., 1915. С. 3. Ср. ЦАНО. Ф. 1403. Оп. 1. Д. 26. Л. 1, где сказано, что Степану Болтину принадлежало ранее 1620-х гг. поместье в деревне Высокая на реке Молякса, Подлесного стана.
Арзамасские поместные акты… С. 16.
Там же. С. 17, 39-40, 296, 617.
Там же. С. 187.
Там же. С. 27-31.
Материалы по истории Нижегородского края из столичных архивов. Вып. 4. Писцовая книга Арзамасского уезда (1621-23 гг.). Часть 1. Станы Тешский, Ичаловский, Иржимский и Подлесный. Под ред.А.К. Кабанова. Н.Новгород, 1915. С. 83.
Арзамасские поместные акты… С. 45, 363.
Там же. С. 217.
Там же. С. 170, 216-217.
Акты служилых землевладельцев… Т. III. С. 444.
Станиславский А.Л. Указ. соч. С. 392.
Лисейцев Д.В. Приказная система Московского государства в эпоху Смуты. Тула, 2009. С. 269, 335, 459, 461, 501, 534, 541, 588. См. также: Народное движение в России в эпоху Смуты в начале XVII века, 1601-1608: Сб. документов. М., 2003. С. 143. Добавим, что Федор Болтин назван дьяком в боярском приговоре от 14 марта 1606 г., но упоминание о нем относится к более раннему времени. См.: Акты служилых землевладельцев… Т. II. С. 294.
Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. М., 1975. С. 342.
Биографические сведения см. в работах: Платонов С.Ф. Столяров хронограф и его автор // Сборник статей в честь В.О. Ключевского. М., 1909. С. 18-28; Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие… С. 62-63; Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3 (XVII в.). Ч. 1. СПб., 1992. С. 147-148. Встречающиеся в «Википедии» и подобных Интернет-ресурсах именование «Баим (Борис)» ошибочно.
Арзамасские поместные акты.. С. 476, 499-500.
Там же. С. 508, 533, 568.
Писцовая книга 1621-1623 гг… С. 51-52, 85-86.
Там же. С. 86-87.
Осадный список 1618 г. // Памятники истории Восточной Европы. Источники XV-XVII вв. (Сост. тома Ю.В. Анхимюк, А.П. Павлов). М.-Варшава, 2009. С. 73-74, 119, 218. Заметим, что близость имен родных братьев (Иван и Иванис) могла приводить к их отождествлению в позднейших документах.
Писцовая книга 1621-1623 гг… С. 87.
Записные вотчинные книги… С. 132, 412-413, 649, 776-777, 967-968, 1264-1265, 1299.
См.: ЦАНО. Ф. 1403. Оп. 1. Д. 17, 20, 21, 38, 54; Ф. 2013. Оп. 602. Д. 12, 104. Акты включены в сборник документов по истории Арзамасского уезда в XVII в., подготовленный ныне к печати.
«Подлинные» боярские списки 1626-1633 годов. Сб. документов / Сост. Е.Н. Горбатов. М., 2015. С. 51, 148, 224, 307, 393, 444, 485, 507 (Баим); с. 278, 350, 459 (Аверкий); с. 161, 162, 237 (Иван и Самсон).
Там же. С. 69, 157, 233, 316.
Сметный список 139 году // Временник императорского Общества Истории и Древностей Российских. 1849. Кн. 4. С. 37, 39, 41, 43, 46.
Боярский "подлинный" список 7152 (1643/44) года // Архив русской истории. 2007. Вып. 8. С. 390, 405, 430, 442. Кстати, известно, что И.И. Болтин в 1646-1647 гг. претендовал на вотчину в Ростовском уезде, но к владениям Болтиных она отношения не имеет: это родовая вотчина Ярцовых, полученная женой И.И. Болтина Авдотьей, дочерью Д.А. Ярцова, в качестве приданого. См.: Записные вотчинные книги… С. 1113-1115.
Боярская книга 1658 года / Сост. Лукичев М.П., Рогожин Н.М.. М., 2004. С. 75-76, 161, 180-181.
Иван < Петр < Захарий < Михаил. По версии документа № 1 (л. 1-2), этот Михаил – сын Дмитрия, внук Григория, правнук Ивана Большого. По версии документа № 2 (л. a) и документа № 3 (л. e), этот Михаил – сын Михаила и внук Ивана Большого. Достоверна, по-видимому, вторая версия, так как в этих документах у Михаила показан брат, что подтверждается независимым источником (см. прим. 16, хотя и с другим именем).
Крестоприводная книга по Арзамасу 1676 г. (РГАДА. Ф. 210. Оп. 4. Кн. 291. Л. 197). Благодарю С.В. Сироткина, указавшего мне этот источник.
Обоснование приемов передачи текста см. в нашей статье: Пудалов Б.М. Издание документов XVI – начала XVIII в. в региональных архивах: опыт и проблемы // Отечественные архивы. 2015. № 1. С. 10-22.
Заголовок написан вверху листа, отдельно от основного текста.
Здесь, по-видимому, избыточное «оканье» - стремление переписчика преодолеть характерное для него диалектное «аканье» (примеры см. ниже).
Здесь и далее – утраты букв из-за повреждения правого края листа; восстановлено по смыслу, в квадратных скобках.
Дата – так в документе.
Строка не дописана; текст продолжается с новой строки.
Так в документе.
Так в документе.
Последующий текст начинается с новой строки.
Так в документе.
Здесь и далее – примеры диалектного «аканья».
Так в документе.
Вписано между строками.
Здесь  и далее: ГИМ – Филиграни XVII века по рукописным источникам Государственного Исторического музея. Каталог. М., 1988.
Так в документе; правильнее, вероятно, «Кутлуг-ага».
Из текста неясно, прозвище ли это Григория Иванова сына Большого или еще один сын Ивана Большого. Судя по тому, что Григорий ниже нигде не упоминается с прозвищем «Ладыга», допускаем, что это неканоническое имя-прозвище еще одного сына Ивана Большого. Поэтому между именами в публикации поставлена запятая.
Прочитывается неуверенно; другое возможное прочтение: «Немлега» (во второй росписи отчетливо читается «Немлюга»). В тексте неясно написана вторая гласная буква: «ерь» или «ять»?
Так в документе.
Так в документе.
Так в документе.
Пропущено «сына».
Буква Я выносная; возможный вариант чтения: «Самсонья».
Так в документе.
Вероятно, пропущено «Иванисова сына».
Гераклитов А.А. Филиграни XVII века на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963.
Из текста неясно, прозвище ли это Григория Иванова сына Большого или еще один сын Ивана Большого. Судя по тому, что Григорий ниже нигде не упоминается с прозвищем «Ладыга», допускаем, что это неканоническое имя-прозвище еще одного сына Ивана Большого. Поэтому между именами в публикации поставлена запятая.
Так в документе.
Так в документе.
Вероятно, пропущено «Иванисова сына».

Автор: В. Щавлев

Всего оценок этой новости: 5 из 1 голосов

Ранжирование: 5 - 1 голос
Нажмите на звезды, чтобы оценить новость

  Комментарии Читателей

Код   

Новые статьи

Более старые статьи

подписка на новости

Будьте в курсе новостей от сайта Арзамас, ведите ваш емайл

Страсти, страсти, С небес спуститесь И в один суглук Соберитесь

Страсти, страсти, С небес спуститесь И в один суглук Соберитесь, Набросьтесь вы На раба Божьего (имя), Чтоб он обо мне Яро томился, Со всех троп и дорог Ко мне бы стремился, Часа без меня жить не мог И любви бы своей Ко мне не превозмог. Не мог ни жить, ни быть, ни дневать, Ни минуты,...

Опрос

В каком году образовался город Арзамас

Вы не пользовались панелью управления сайтом слишком долго, нажмите здесь, чтобы остаться залогиненными в СУС. Система будет ожидать: 60 Секунд