СледующееПредстоящее событие

Борьба за советы в Арзамасе

Четверг - 12/05/2022 07:22
Как и всюду в России, война ударила по реальной зарплате арзамасских рабочих. Фабрикант Жевакин, пользуясь тем, что поставлял кошму на военное ведомство, за годы войны совершенно не повышал зарплату рабочих. Как проходила в Арзамасе борьба за власть советов.
Борьба за советы в Арзамасе (1932).Очерк
Борьба за советы в Арзамасе (1932).Очерк

  Предисловие арзамасского автора Плетнева П. П.

На фото П. П. Плетнев. Авто фото неизвестен.
На фото П. П. Плетнев. Авто фото неизвестен.
  Пятнадцатилетиe Октябрьской революции совпадает с окончанием плана великих работ, с завершением первой пяти-летки, с величайшими победами рабочего класса СССР на фронте социалистического строительства, Магнитостроями, Тракторостроями, Автостроями и ДНЕПРОСТРОЕМ рапортует пролетариат страны Советов трудящимся всего мира в дни славной 15 й годовщины победы диктатуры пролетариата в СССР.

  Не приходится сомневаться в том, что на (фоне этих величайших побед, на фронте социалистического строительства, борьба и победа рабочею класса над буржуазией в Октябре 1917 года приобретает исключительно большой интерес для рабочих и колхозников, для нашей молодежи.

  Чем дальше уводит нас история от славных битв российского пролетариата Октября 1917 года, тем большее значение приобретают в глазах молодого поколения картины боев за власть Советов. С каждым годом редеют ряды старой большевистской гвардии; постепенно начинают уходить в могилу активные участники великой революции; с каждым годом станивится труднее восстановить подробности борьбы за власть Советов в Арзамасе.

  В целях успешной берьбы за окончательную победу рабочего класса во всем мире, необходимо собрать опыт старших и передать его, достойной своих отцов, ленинской смене. Передать в той или иной форме героические события 1917 года, сделать их достоянием истории —для каждого участника борьбы за диктатуру пролетариата.

  — „Не может быть сознательным рабочим тот, кто относится, как Иван непомнящий, к истории своего движения,— писал В. И. Ленин (т. ХѴЧІ, стр. 354). Именно с этой точки зрения следует рассматривать попытку автора, хотя бы в общих чертах, нарисовать картину классовой борьбы арзамасских рабочих и крестьян в 1917 году.

  При составлении настоящей брошюры автор не располагал достаточным количеством документов (в частности до сих пор не найдены протоколы арзамасской организации PCДРП(б) за 1917 год: приходилось пользоваться преимущественно воспоминаниями участников.

  Неизбежные, при спешной работе и недостатке опыта, пробелы брошюры, надеюсь, со временем восполнятся при более глубоком исследовании описываемых мною событий.

  Ввиду того, что эту работу предполагается напечатать в сборнике материалов по революционному движению и гражданской войны, прошу читателей присылать свои критические замечания.
  14 октября 1932 г.

  СЕРЕЖИНСКИЙ ДОМ ОТДЫХА
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 2

  Контрреволюция и война

  После разгрома революции 1905-1906 годов, самодержавие, опиравшееся на крупных помещиков-полукрепостников, в союзе с империалистской буржуазией, напрягало все силы, чтобы укрепить свои подгнившие устои. С 1907 по 1914 годы по стране гуляла контрреволюция. Тысячи лучших революционеров царская власть расстреляла, повесила; десятки тысяч передовых пролетариев гнили в царских тюрьмах, в далекой ссылке, По деревням и крестьянским полям прокатилась генеральская контрреволюция с огнем и мечем; казацкая плеть безжалостно порола худые крестьянские спины...

  Свою кровавую расправу и победу над революцией правительство Николая 2-го старалось закрепить и путем реформ. Одной из таких попыток был известный столыпинский закон, направленный к тому, чтобы путем окулачивания известной прослойки крестьян создать опору самодержавию, чтобы противопоставить деревню против города.

  Попытка контрреволюции не удалась: ни кровавый террор, ни реформа Столыпина не могли убить воли рабочих и крестьян к борьбе с самодержавием. Контрреволюция не могла снять революцию с порядка дня; лишь временно был отсрочен час решительной схватки трудящихся с ненавистным самодержавием. Уже с 1911 года начала подыматься и непрерывно нарастать новая волна революции в форме стачек и забастовок, а к 1914 году в крупных промышленных центрах дело дошло до баррикадных боев пролетариата с самодержавием.

  Измена вождей Второго Интернационала делу рабочего класса в 1914 году дает возможность империалистам всех стран временно обмануть трудящихся лозунгами: „Защита нации", „Защита отечества". Так совершилось самое ужасное преступление, какое только может себе представить человеческое воображение: началась мировая кровавая бойня.

  Мировая бойня взяла в железные тиски революционный пролетариат. Неисчислимые бедствия принесла эта война трудящимся Арзамасского уезда. Но война, вместе с тем, ускорила пробуждение революционного самосознания трудящихся; она привела к революционной развязке—жестокой классовой борьбе. Волна этой борьбы докатилась и до нашего города. Здесь, в Арзамасе, в масштабе уезда, подчас очень бледно, а иногда очень ярко, отразились события великого в истории 1917 года.

  Во время империалистической войны в Арзамасе были следующие промышленные предприятия: туфельная фабрика, с 100 рабочих; кожевенных заводов — 6 с 460 рабочих; кошмовальных фабрик — 10 с 1200 рабочих; скорняжных фабрик -4 с 200 рабочих. Кроме этого, было несколько мелких заводов, с количеством рабочих не свыше 30 человек в каждом. Из них следует упомянуть салотопный завод, бойню, медоваренный завод, 8 кирпичных заводов, 3 механических мельницы, 1 пушная фабрика.

  Всего в Арзамасе насчитывалось около 40 промышленных предприятий и заведений и свыше 2000 занятых в них рабочих. Более или менее крупными предприятиями в городе были: кошмовальная фабрика Бебешина, насчитывавшая до 200 человек рабочих; кошмовальная фабрика Жевакина с 700 рабоч; кожевенный завод Бебешина А. И. с 300 рабоч; кошмовальная фабрика Вязововой Е. А. с 80 рабочими.

  Как жилось в годы войны рабочим на этих предприятиях? Предоставим слово старым рабочим, работавшим у хозяев десятки лет...

  Старый пролетарий Вихорев, проработавший у Жевакина свыше 20 лет, вспоминает:

  — „Работали 10 с половиной часов в день, средний заработок был 90 копеек—1 рубль в день. Никакой охраны труда не было; много было случаев увечья, а пособий по болезни и по инвалидности хозяин не давал. За всякий проступок рабочего без об'яснения прогоняли с фабрики; рабочие жили в больших, грязных бараках, где были устроены во всю длину стены нары с войлоком. О культработе мы, рабочие, и понятия не имели. Дни отдыха проводили в трактирах, а некоторые в кабаках".


  Старый кожевник И. Б. Кудачкин рассказывает:

  — „Рабочий день на заводе Бебешина был 12 с половиной часов, а средний заработок в день 60 копеек; женщины получали по 40 копеек. Никаких общежитий для рабочих не было, спали тут же в заводе на чанах, или на рогоже на полу. Часто отравлялись, угорали до полусмерти (вентиляций не было). Я начал работать с 9 лет и вообще на заводе применялся детский труд. Ни о каких отпусках, профсоюзах, культработе, охране труда и т. п мы и не заикались. Света белого не видели, да и время-то не было".

Борьба в Арзамасе

  Как и всюду в России, война ударила по реальной зарплате арзамасских рабочих. Цена на сельскохозяйственные продукты к началу 1917 года возросла в среднем в 8 раз: мера картофеля до войны стоила 20 копеек, а зимой 1917 года — 1 руб. 60 коп.— 1 руб. 70 коп. Зарплата же основной массы рабочих оставалась той же, какая была в начале войны. Фабрикант Жевакин, пользуясь тем, что поставлял кошму на военное ведомство, за годы войны совершенно не повышал зарплату рабочих, а когда последние законно жаловались на рост дороговизны, заикались о прибавке —  хозяин потчевал отправкой на фронт всякого, кто высказывал недовольство существующим положением.

  Поскольку Жевакин был самым богатым и влиятельным, среди предпринимателей города, фабрикантом, все арзамасские заводчики равнялись по нему: никто не повышал зарплаты рабочим.

  Непрерывный рост дороговизны, египетские условия труда, неимоверно тяжелые бытовые условия на кожевенном заводе Бебешина—вынудило рабочих - кожевников к протесту. В сентябре 1915 года рабочие организованно не вышли на работу. Завод встал. Хозяин, боясь порчи сырья, был вынужден пойти на уступки. Рабочие Чалков и Кизаев, по поручению всего коллектива, пред‘явили предпринимателю требования — или повышение зарплаты до рубля в день, или организация горячих обедов за счет хозяина. Требования рабочих были удовлетворены: хозяин ввел горячие обеды для всех рабочих, не снижая зарплаты. Эта удачная забастовка кожевников завода Бебешина подняла настроение рабочих других предприятий города. На кожевенном заводе Ускова и кошмовалке Мочалова также были сделаны попытки борьбы за повышение заработка. Но здесь, по причине малочисленности рабочих и отсутствия надлежащего руководства, дело не вышло: вместо повышения зарплаты, часть рабочих была уволена, а некоторые — отправлены на фронт. Еще более невыносимые условия труда были у мелких предпринимателей: всяких мыловаров и скорняков. Здесь работали под постоянным надзором самого хозяйчика. На мелких предприятиях особенно процветал ночной труд и широко эксплоатировался труд подростков.

  Затянувшаяся война, породившая непрерывный рост дороговизны и приведшая к общей разрухе всего народного хозяйства, систематически усиливала полицейский произвол и экономический нажим на рабочий класс, но, вместе с тем, война систематически поднимала революционное самосознание арзамасских рабочих. Недовольство трудящихся своим положением ширилось; протест против кровавой бойни непрерывно возрастал не только в городе, но и в деревне...

  Война и арзамасская деревня

  Еще в 1905 году Владимир Ильич Ленин писал о положенин крестьянства в России:

  "Вряд ли найдется другая страна в мире, где бы крестьянство переживало такие страдания, такое угнетение и надругательство, как в России. Чем беспросветнее это было угнетение, тем более могучим будет теперь его пробуждение, тем непреоборимее будет его революционный натиск. Дело сознательного революционного пролетариата — всеми силами поддерживать этот натиск, чтобы он не оставил камня на камне в старой, проклятой, крепостнически-самодержавной рабьей России, чтобы он создал новое поколение свободных и смелых людей, создал новую республиканскую страну, в которой развернется на прссторе наша пролетарская борьба за социализм".


  Экономическое положение крестьянства в Арзамасском уезде беспрерывно ухудшалось. Одной из главных причин этого, как известно, была проклятая частная собственность на землю. Тот, кто пахал землю, как раз и не имел ее. Землей владели помещики, монастыри, кулаки и попы.

  К началу войны общинной земли в среднем на каждый крестьянский двор в уезде приходилось 6,2 десятины. На каж дое кулацкое отрубное хозяйство собственной земли было 14 десятин. Каждое отдельное помещичье хозяйство в среднем владело 452 десятинами. Таким образом, несколько десятков помещиков владели 6,4 проц, всей земельной площади уезда; пять монастырей имели в своей собственности 5,6 пр. всей площади; 4792 кулацких хозяйства владели 20,8 проц, всех земель уезда, а на 25.112 крестьянских хозяйств оставалось лишь 47,2 проц, т. е. меньше половины земельной площади уезда . приходилось на общинные земли крестьян *).

  *) Остальные земли были, так называемые, казенные, удельные и поповские.

  К этому надо добавить, что по качеству общинные крестьянские земли были самыми плохими. Процент черноземной почвы у собственников-помещиков, кулаков, монастырей был вдвое выше.

  И неудивительно, что по официальным земским взглядам урожаи крестьянских полей считались удовлетворительными— сам треть (около 25 пудов с десятины), а хорошими—сам четверть (около 32 пудов с десятины).

  Малоземелье в Арзамасском уезде особенно резко стало чувствоваться в годы реакции, когда и без того скудные фонды общинных крестьянских земель закреплялись столыпинским законом за кулаками. Выделение на отрубы правительством всемерно поощрялось, кулакам казна давала долгосрочные беспроцентные ссуды. Пользуясь поддержкой правительства, деревенские богатеи начали скупать за бесценок земельные душевые наделы бедняков и закрепляли их в вечную собственность. Путем кабальных сделок кулачество вынуждало бедноту к продаже земельных наделов. Кроме того, сголоспинцы не всегда выселялись на отрубы к границе общинных земель, а зачастую за взятку им нарезывались участки не лучших удобренных землях, вблизи села: так было, например, в селе Казакове. Это столыпинское землеустройство еще более ухудшало положение бедняцко-средняцкой части деревни; оно стесняло, а иногда и совсем ломало выгон и пастьбу скота на общинных угодьях, вело к частым переделам и, в конечном итоге, экономически усиливало небольшой слой села—кулачество, разоряло средняков, иначе говоря, ускоряло процесс расслоения крестьянства. Однако, главным врагом крестьян были помещики-крепостники - опора самодержавия.

  Насколько ловко в Арзамасском уезде была сплетена паутина крупного землевладельца-барина-паука, сосавшего мужицкую кровь,— можно судить по селам: Чуфарову, Ломовке, Беговатову и др. Землевладение чуфаровского барина Панютина было так устроено, что крестьянин, кроме голодной аренды, вынужден был еще работать на барина. Кругом села — земли барина, а за барской — общинная (запольные наделы). Для того, чтобы попасть на свою полосу, крестьянин был вынужден ехать через барскую землю, а за это помещику надо было отработывать. Чтобы выгнать скот на общинные земли, мужики шли с поклоном к Панютину, за разрешением прогнать скот через его владения. Барин милостиво разрешал, но... за это предлагал вывезти по два воза навоза с каждого двора на землю .его благородия. За водопой скота — косить барские луга пожалуйте и т. п. Отказаться от этой барщины крестьянин не мог, иначе он лишался возможности попасть на свою злосчастную полоску; не мог пасти свой скот на общинных угодьях и т. д Фактически выходило, что в Чуфарове существовало крепостное право вплоть до 1917 года. Подобные пережитки крепостничества в Арзамасском уезде были не единичными.

  Такое положение привело к массовому отходничеству мужского населения средняцких и бедняцких хозяйств, которые не могли прокормить сами себя и которые требовали дополнительных источников дохода. Этим источником явилось массовое отходничество крестьян Арзамасского уезда на отхожие промыслы. В довоенные годы арзамасских крестьян можно было встретить всюду в бывшей Российской империи: в Петербурге, Самаре и Ростове на Дону—на сезонных работах; на золотых приисках далекого Алдана и Олекмы; на рыбных промыслах Астрахани; на волжских баржах и на Мурмане.

  Как и всюду в России, война 1914 года сказалась в Арзамасе в массовой мобилизации рабочих и крестьян, в усилении полицейского произвола, в ухудшении материального положения трудящихся. В деревнях Арзамасского уезда война оторвала от полей рабочие руки, она реквизировала скот; за сельскохозяйственные продукты и скот крестьяне стали получать обесцененные бумажки. Вот что писали крестьяне из Ивашкинской волости в 1915 году:

.... В деревне идет набор за набором, остаются сиротами дети, плачут вдовы, земля остается необработанной — дома остались одни женщины. И конца этому не видно. Вместо увезенных на бойню здоровых работоспособных людей, в Арзамас ежедневно прибывали с фронта сотни раненых. Находившийся в городе Уст-Двинский лазарет работал с полной нагрузкой. Десятки гробов ежедневно, под завывание женщин, везли из лазарета на кладбище.


  Хозяевами деревни остались поп и кулак. Они еще крепче всосались в осиротевшие хозяйства бедняков и средников. Столыпинские пауки быстро пожирали, и без того маломощные от безземелья и царских податей, трудовые крестьянские дворы.

  Деревня утопала в слезах и беспросветном неведении. Здесь вся жуть положения заключалась еще и в том, что на селе, в большинстве случаев, никто не знал и никто не мог об'яснить— зачем эта бездна горя и страдания?

  По мере затяжки империалистической бойни, перед трудящимся крестьянством все резче вставал вопрос: за что эти жертвы, в чьих интересах ведется война, кто способен прекратить этот кровавый кошмар?

  Война и революция

  В годы войны в Арзамасе не было оформленной большевистской организации. В городе жили отдельные товарищи члены РСДРП(б), державшие связь с нижегородской организацией. Из них наиболее видными были: Моисеев (кличка „Илья*), М. В. Гоппиус, С. Ф. Шер, Ю. Рюрикова. В это же время в доме М. В. Гоппиус, под руководством последней, существовал марксистский кружок молодежи в количестве 7-8 человек в составе: Е. Гопиус, Н. Березина, Н. Николаевой, В. Буренина и братьев Зиновьевых. В кружке велись чисто теоретические занятия: прорабатывался „Коммунистический манифест", „Эрфуртская программа", „Политическая экономия" Богданова и другая литература. Впоследствии, в 1917 году, все члены этого кружка сделались большевиками, а в наши дни все эти товарищи занимают крупные ответственные посты на хозяйственной и партийной работе.
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 6
  Связь арзамасских большевиков с массами начала более или менее проявляться с 1916 года. Работа велась, главным образом, в форме агитации против войны среди кошомников, выездновских сапожников и, в базарные дни, среди крестьян. „Особенно,—рассказывает М. В. Гопиус,—благоприятная почва дня агитации была среди раненых в Уст-Дзинском лазарете. Эвакуированные с фронта раненые солдаты, представители бесправной, обворованной вшивой, голодной, истерзанной, отчаявшейся и озлобленной армии — жадно ловили каждое слово правды о войне. Работа’среди раненых сыграла большую революционизирующую роль среди арзамасского гарнизона: выписавшиеся из лазарета раненые переносили слышанное ими в команду выздоравливающих, а оттуда в строевую часть.
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 7
  Член партии большевиков М. В. Гопиус, работавшая в годы войны в Арзамасе.
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 8
  Социал-демократический кружок молодежи, работавший в годы войны в доме Гопиус: Зиновьев А., Николаева Н. И., Гопиус Е., Буренин В., Зиновьев и Березин Н.

  Насколько непопулярна была война в массах трудящихся, показывают два следующих факта. Еще в октябре 1915 года нижегородским губернатором было предписано земским начальникам и уездным исправникам Нижегородской губернии произвести платную реквизицию подвод с проводниками для земляных работ на северный фронт, Арзамасскому уезду была дана разверстка на 1500 подвод с. проводниками. Усилия земских начальников Арзамасского уезда выполнить эту реквизицию ни к чему не привели: Чернухинское волостное правление пишет земскому начальнику первого участка: „Имею честь донести Вашему Высокородию, что лиц, желающих предоставить свой труд, повозки и лошадей для работ по постройке укрепления северного фронта, по Чернухинской волости никого не оказалось". Аналогичные бумажки слали и из других волостей. И в результате на имя арзамасского предводителя дворянства поступила телеграмма следующего содержания:
  „Арзамас

  Предводителю Дворянства

  из Нижнего Новгорода

  в 3 часа дня 40 минут 10 октября

  ПО ВОЕННЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

  Уведомление штаба округа. принудительный наряд Псковскую губернию рабочих повозок надлежит совершенно прекратить. Сообщить число желающих ехать туда добровольно за свой счет.

  Управляющий губернией Мандрыка.

  Повидимому у нижегородского губернатора Гирса были сведения и факты об оживлении революционной деятельности в Арзамасе, в частности среди солдат арзамасского гарнизона. В январе 1916 года губернатор пишет арзамасскому уездному исправнику:
  „Совершенно секретно
  Арзамасскому Уездному Исправнику

  Ввиду... Усилившейся работы революционных организаций и подготовляющейся демобилизации армии (как видно, к этому времени царское правительство само потеряло веру в свои способности вести успешно войну, а главное оно уже убедилось в том, что массам война опротивела — П. П ), озаботьтесь изысканием всяческих способов предупреждения готовящихся злоумышления, успешной поимки виновных. Подробные указания о мерах охраны ценностей и способах под'ема бдительности, усугублении должной осведомленности полицейских органов будут Вам даваться дополнительно. Ныне же вменяю Вам в обязанность решительно и твердо, без всяких колебаний, руководство подчиненными Вам органами.
  Губернатор ГИРС.

  До нас не дошли документы о случаях уклонения крестьян от мобилизации, о фактах дезертирства из армии. Но эти случаи безусловно имели место, как наиболее возможная в то время форма протеста против кровавой бойни.

  Февральский переворот в Арзамасе


  Грабительская война расшатала подрубленный в 1905 году трон самодержавия и в Феврале 1917 года он рухнул без большого треска.

  Первое известие о падении самодержавия было получено в Арзамасе 28 февраля. Однако, городские власти пытались удержать это известие в секрете от народа. Робкие слухи о перевороте в столице пошли по городу в тот же день. Местные чиновники, во главе с предводителем дворянства Панютиным и городским головой Бебешиным, почти беспрерывно заседали, обсуждая создавшееся положение и, наконец, 2-го марта решили организовать Общественный комитет. Арзамасская буржуазия оказалась достойным представителем своего класса: в дни февральской революции она оказалась достаточно организованной. Убедившись в бессилии самодержавия, буржуазия была вынуждена временно перекраситься и пустить весь свой политический опыт на сдерживание революции. В то время, когда арзамасские трудящиеся разоружали полицию, представители дворянства и местного купечества, на платформе конституционной монархии, сколачивали временную власть в лице "Общественного комитета". Председателем этого комитета был избран уже упоминавшийся нами помещик-крепостник Панютин, а секретарем дворянин Каламин.
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 9
  Дом М. В. Гопиус, где собралась первая демонстрация в феврале 1917 года
  
  Первого марта в доме Гопиус собралось все наличие членов РСДРП(б), члены революционного кружка, были приглашены меньшевики (Егоров, Полянский В., Киселев), от рабочих кошмовалов присутстовали рабочие Романов и Сахаров. Во время этого заседания вокруг дома т. Гопиус быстро собралась радикально настроенная интеллигенция и учащаяся молодежь реального училища, гимназии, учительской семинарии. Скоро заседание в квартире перерасло в митинг на улице около дома. После митинга собравшиеся, с пением революционных песен, направились к городской думе, от которой потребовали разоружения полиции и освобождения политических заключенных из тюрьмы. На это требование городская дума ответила отказом, ссылаясь на отсутствие директив временного правительства. Однако, полиция была разоружена в этот же день вечером. С утра 2 го марта дом т. Гопиус был уже переполнен. Здесь было решено снова отправиться в городскую думу с требованием ареста представителей старой власти города (в частности, пристава Белякова и исправника Думаревского) и организации советов. На это требование городской голова Бебешин заявил, что им получена телеграмма временного правительства о назначении правительственного комиссара, с передачей ему всей административной и политической власти в городе и уезде.
 
  В борьбе за создание советов рабочих и солдатских депутатов большевики развернули массовую работу в низах - на предприятиях города и в частях гарнизона. На 5 марта были назначены собрания всего городского населения для выборов в городской совет рабочих и солдатских депутатов. Однако, первое заседание солдатских депутатов было созвано лишь 22 марта. Председателем солдатского совета был избран меньшевик Покровский. Первое заседание рабочих депутатов было 26 марта, председателем этого совета был избран эсер Ростовский Таким образом, с первых дней возникновения советов в Арзамасе, руководство в них было захвачено верными прислужниками буржуазии — меньшевиками и эсерами. Поэтому и неудивительно, что вся политическая и административная власть в городе находилась в руках все того же пресловутого помещика Г. С. Панютина, которого городская дума выдвинула правительственным комиссаром. Панютин — предводитель дворянства, Панютин — председатель общественного комитета, и Панютин — правительственный комиссар временного правительства. Поистине исключительное сосредоточие фактической власти в руках заядлого контрреволюционера помещика крепостника!
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 10
  Здание, где помещался первый меньшевистский совет (Октябрьская улица, 16, бывш.Мартовская).

  Восприняв советы, как неизбежное зло, арзамасская буржуазия, во главе с тем же Панютиным, стала решительно проводить свое влияние в этих советах через меньшевиков и эсеров. Насколько раболепно пресмыкались перед буржуазией и помещиками руководители советов — меньшевики, показывает следующее характерное решение совета солдатских депутатов от 14 апреля 1917 года, где записано:

  „Совет солдатских депутатов, заслушав вопрос о переизбрании Арзамасского уездного комиссара, единогласно постановил: за полезные Г. С. Панютина действия с первых дней революции и до сих пор, защищать его кандидатуру, как полезного и незаменимого деятеля, смена которого будет тормозом в прекрасно (?!—П. П ) поставленном ходе общего дела".

  Такое раболепное решение могло быть написано только рукою меньшевиков. Предательская роль социалистов революционеров и меньшевиков в советах рабочих и солдатских депутатов сказывалась на каждом шагу, она принимала довольно наглые формы издевательства над рабочими Арзамаса. Ничем иным Нельзя назвать, как издевательством такой, дошедший до нас, документ:

  „Господину (адресовано всем предпринимателям города).

  Арзамасский совет рабочих депутатов в своем заседании от 22 сего апреля, для образования фонда советов рабочих депутатов, ПОСТАНОВИЛ: ПРОИЗВОДИТЬ ОБЛОЖЕНИЕ СО ВСЕХ РАБОЧИХ В АРЗАМАСЕ С ПЕРВОГО МАЯ СЕГО ГОДА ПО ОДНОМУ ПРОЦЕНТУ С ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ, А ПОТОМУ И ПРОСИТ ВАС ПРОИЗВОДИТЬ ОДНОПРОЦЕНТНЫЙ ВЫЧЕТ ПРИ КАЖДОМ РАСЧЕТЕ РАБОЧИХ-, (подчеркнуто мною —п. л.)

  Дальше в этой грамоте написано (очевидно с целью избавить от неприятностей фабрикантов и заводчиков), что со всеми, могущими быть на этой почве, неудовольствиями со стороны рабочих, наниматели должны обращаться к нему — председателю совета — А. В. Ростовскому. В этом документе проявлен исключительный цинизм, верх нахальства. В самом деле, орган рабочих, руководимый „социалистами", не находит других источников для образования своего фонда, как только и без того тощий карман рабочего. И это в то время, когда господа Жевакины, Бебешины, Вязововы, Усковы и прочие получают громадные барыши от военных поставок.

  До июльских дней 1917 года в Арзамасе формально существовал об'единенный комитет РСДРП, который об'единял большевиков, меньшевиков и даже отдельных бундовцев. Фактически же и те и другие проводили работу совершенно сомостоятельно С апреля м-ца 1917 года в клубе комитета были две отдельных комнаты: одна для большевиков, другая для меньшевиков.

  Захватив руководство в советах, меньшевики сосредоточили свою главную работу среди почтовых служащих, железнодорожников, приказчиков и вообще служащих. Большевики же с апреля месяца повели энергичную работу среди рабочих кошомников, кожевников и среди солдат гарнизона. При малочисленности большевиков в Арзамасе, работа последних была крайне затруднительна, во-первых, тем, что меньшевики всячески тормозили массовую работу на предприятиях, а, во вторых, сами массы вплоть до июльских событий еще недостаточно разбирались в предательской роли меньшевиков в советах. Наиболее ощутительные результаты большевистской агитации сказались среди раненых Уст. Двинского лазарета, из которого впоследствии много раненых выписались действительными большевиками (например, Петров). Здесь, несмотря на резкое сопротивление администрации, были налажены систематические ежедневные беседы с ранеными; сюда ежедневно доставлялась большевистская литература. В результате этой работы, из команды выздоравливающих всегда присутствовали на собрании большевиков группы солдат, а в момент выборов в учредительное собрание раненые и выздоравливающие сыграли большую роль в борьбе за голоса большевистского списка № 7.

  Переломным моментом в борьбе за массы между соглашателями и большевиками в Арзамасе следует считать первомайскую демонстрацию 1917 года. Для тысяч рабочих, солдат и крестьян, собравшихся первого мая на площадь, коренным вопросом оставался вопрос о войне На первомайском митинге трудящиеся Арзамаса, слушая речи меньшевиков, социалистов-революционеров, представителей буржуазии и большевиков, впервые услышали, кто за продолжение войны и кто против войны. Все ораторы, за исключением большевистских, старались пробудить в массах „общенациональное** чувство, напрягали все усилия к тому, чтобы сгладить классовые противоречия, удержать массы в стороне от политической жизни и т. д. И только большевистские ораторы указывали трудящимся прямой выход из войны и разрухи. Здесь же на первомайском митинге представители большевиков рассказали трудящимся о том, что уездом верховодят по-прежнему помещики, дворяне и заводчики в лице правительственного комиссара-помещика Панютина и председателя городской думы - фабриканта Бебешина.

  От февраля до октября 1917 года


  «Своеобразие текущего момента в России состоит в ПЕРЕХОДЕ от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — КО ВТОРОМУ ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства».
  (Из апрельских тезисов В. И. Ленина).



  «Никакой поддержки временному правительству, рас’яснение полной лживости всех его обещаний, особенно относительно отказа ог аннексии.Разоблачение, вместо недопустимого, сеющего иллюзии, «требования», чтобы это правительство капиталистов ПЕРЕСТАЛО быть империалистским».

  ( Там же).

  Заняв командные посты в общественном комитете, в земской управе, в городской думе, арзамасская буржуазия ставила основной своей целью затормозить дальнейший ход революции в уезде, поддержать авторитет буржуазного временного правительства и всячески содействовать продолжению войны.

  С июня 1917 года, когда буржуазному временному правительству рабочие стали пред'являть требования о 8-ми часовом рабочем дне, о рабочем законодательстве, когда крестьяне требовали конфискации помещичьих земель, когда солдаты все настойчивее требовали прекращения войны,— излюбленным методом работы буржуазии был метод натравливания одной части трудящихся на другую: солдат на рабочих, крестьян на рабочих и т. д. Этим авантюристским приемом особенно широко пользовались засевшие в органах власти арзамасские дворяне, купцы и заводчики, в лице Панютина, Каламина, Вязовова и Жевакина.

  Буржуазия мобилизовала себе на помощь сохранившиеся осколки царского аппарата, полудикое арзамасское купечество, „окуровское* мещанство, монахов и монашек и вообще многочисленную в Арзамасе армию духовенства. Эта черносотенная армия, громившая в 1905 году арзамасских революционеров, начала снова поднимать голову: во время базаров среди крестьянства повелась черносотенная погромная агитация. Особенно эта агитация приняла широкие и наглые размеры в связи с подготовкой Керенского к наступлению на фронте. Основным козырем контрреволюционной агитации была пресловутая легенда о «германском шпионе—Ленине, приехавшем в Россию в запломбированном вагоне". Четыре десятка арзамасских церквей начали, почти ежедневно, устраивать молебны о даровании победы временному правительству над врагами внешними и внутренними. Конечно, под внутренним врагом разумелись большевики, разоблачавшие империалистскую политику временного правительства, открывавшие глаза трудящимся. В наступавшей разрухе обвинялись все те же большевики. Арзамасские заводчики на требование рабочих о введении 8-ми часового рабочего дня, говорили, что «рабочие при 8-ми часовом рабочем дне дадут государству убыток (государству,—заметьте какая скромность!—П. П.). Эту контрреволюционную установку быстро подхватывали попы и монашки многочисленных арзамасских церквей и монастырей и спускали эту нелепицу в гущу малокультурного крестьянства. Агитацию большевиков против наступления на фронте и вообще против войны, арзамасские погромщики старались изобразить перед массами, как измену родине, шпионаж, трусость. Так арзамасская буржуазия старалась взмутить воду, старалась натравить одну часть трудящихся на другую, пыталась остановить разливавшиеся волны революции. Эта погромная агитация сказалась: до июльских дней большевикам на собраниях часто не давали говорить.

  Меньшевики и социалисты-революционеры в это время вдоволь болтали в советах по своей профессии о „святой демократии*, об учредительном собрании, но зато ничего не делали практически для улучшения положения трудящихся в городе и деревне. Да и демократами они были только на словах.


   До нас дошел интересный дневник участника событий 1917 года в Арзамасе. В этом дневнике записан случай, происшедший на фабрике Мочалова. По поручению большевистской организации, на фабрику Мочалова явились т. т. М. В. Гопиус и С. Ф. Шер для проведения митинга рабочих. Заводчик Мочалов встретил этих товарищей словами: „Уходите вы, ленинские шпионки,— знаем мы вас*,—и с этими словами спустил с цепи двух борзых собак на безоруженных женщин. Товарищи Шер и Гопиус решили пойти в совет рабочих депутатов с жалобой на дикую выходку фабриканта Мочалова. В результате между „демократом" — председателем совета Ростовским и упомянутыми товарищами произошел следующий разговор:

  — Примите меры к заводчику, — заявили возмущенные товарищи.

  — А кто вам разрешил идти к рабочим? — ставит вопрос Ростовский.

  — Мы по поручению организации ходили к рабочим.

  — Я нахожу, что заводчик прав был, прогнав вас с фабрики, иначе каждая шваль будет ходить к рабочим; нечего тут большевистскую заразу разводить, итак она с каждым днем ширится.

  — Большевизм скоро охватит всех рабочих и недалек день, когда рабочие и крестьяне возьмут власть в свои руки.

  — Довольно! Уходите по-добру, по здорову, иначе арестуем.

  — Ареста мы не боимся: при царе в тюрьмах сидели. Ваш постулок нас только лишний раз убедил, что вы —демократы и социалисты в ковычках.
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 13
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 14
  Члены Арзамасской организации большевиков в июне—июле 1917 года:
  А. Полянская, А. Полянский, Соколов (Бронштейн) и В. Буренин.

  — Арестую!—во второй раз закричал Ростовский.

  Или еще случай. В начале октября, в здании городской думы было созвано об’единенное собрание совета рабочих,солдатских и крестьянских депутатов, уездной земской управы, городской думы, кооперативных и других организаций. На этом собрании стоял доклад Покровского о работе московского областного с‘езда сбветов, делегатом которого был докладчик. Поскольку собрание было открытым, на него явилась масса солдат и рабочих, принявшаяся энергично освистывать докладчика. На собрании поднялся невообразимый шум.

  В результате, соглашательский президиум этого собрания обвинил в этом присутствовавших здесь товарищей Гопиус и Шер. К зданию городской думы по телефону срочно были, вызваны вооруженные драгуны, которые начали силой разгонять собравшихся солдат и рабочих.

  Так буржуазия руками .социалистов расправлялась с лучшей частью трудящихся.

  Тем временем арзамасские большевики, выполняя директивы ЦК и окружного комитета РСДРП(б), развили усиленную работу по изоляции соглашателей от масс, по разоблачению империалистской политики буржуазного временного правительства.

  В июне 1917 года в Арзамасе насчитывалось 24 большевика, а именно: Гопиус М В, Гопиус E. Е., Рязанов, Березин Н., Шер С. Ф., В Буренин, три брата Зиновьевых, Синицин, Мешалкин, Губанов А., Полянский А, Полянская, Рюрикова, Коровайкин, Николаева Н., Шапочкин, Соколов (Бронштейн), Крылосов (погиб на колчаковском фронте в 1919 году, будучи комиссаром 238 Брянского полка), Маламуд, Петров (солдат), Заикина Л, Жуков В.

  До июльских событий в Арзамасском совете рабочих и солдатских депутатов не было депутатов-большевиков, а было лишь несколько человек рабочих, большевистски настроенных. Но на заседания совета приходил обычно весь актив большевиков. В целях разоблачения соглашательской политики советов и дискредитации их руководителей, большевики распределили между собою роли вовремя заседаний совета. Так, например, против социалиста революционера Гуревича всегда выступал большевик Рязанов, против Ростовского—Е. Гопиус, против Соколовского — Н. Березин и т. д.

  Борьба между меньшевиками и большевиками особенно резко обострилась в момент июльских событий в Нижнем-Нов-городе и Петрограде.
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 15
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 16
  А. Рязанов.    Солдат Петров. В. Маламуд
  Члены Арзамасской организации большевиков в июне-июле 1917 года.

  Как известно, в июле 1917 года в Нижнем была произведена расправа с эвакуированными солдатами. Юнкера полковника Верховского силою штыка хотели отправить на фронт несколько тысяч бывших больных и раненых солдат, находившихся в нижегородском гарнизоне. Эга расправа над измученными 3-х летней войной солдатами кончилась для юнкеров очень печально: массой солдат 183 и 185 пехотных полков все юнкера в городе были разоружены, арестованные юнкерами солдаты освобождены. 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 17
  Дом Волкова по ул. К. Маркса, № 38 (бывшая Сальниковая), где помещался клуб социал-демократов в 1917 году.

  В результате этого стихийного восстания солдат нижегородского гарнизона, были произведены перевыборы меньшевистских солдатских комитетов и Нижегородского исполнителоного комитета. Вооруженное восстание солдат было поддержано нижегородским пролетариатом. Временное правительство, испугавшись нижегородского восстания, немедленно выслало карательную экспедицию под руководством командующего Московским военным округом полковника Верховского. Революционный нижегородский гарнизон, при поддержке нижегородских рабочих, узнав о высылке карательной экспедиции из Москвы, устроил на подступах к Нижнему, по московско нижегородской линии, вооруженную засаду, с тем чтобы не даться на расправу. Верховский, в свою очередь, извещенный о готовящемся сопротивлении, поехал по казанской линии через Арзамас. Это-то обстоятельство и имело некоторые последствия на события в Арзамасе. Карательная экспедиция Верховского превратила Арзамас в исходный пункт наступления на Нижний. Город и уезд Верховский об'явил на военном положении, а в Нижний стал передавать строгие приказы по телефону. Кратковременное пребывание карателей в Арзамасе придало смелости местной буржуазии и подняло настроение соглашателей меньшевиков и эсеров.

  По - разному в Арзамасе реагировали на события в Петрограде и Нижнем. Большевики, получив директивное письмо от нижегородской окружной организации, за подписью Розы Воробьевой, принялись за настойчивое раз'яснение в массах происшедших 3 и 5 июля событий. Тов. С. Ф. Шер вспоминает: „Вскоре после выезда карательного отряда Верховского со станции Арзамас в Нижний, во всех воинских частях и на предприятиях Арзамаса большевиками были проведены митинги, превратившиеся в массовую общегородскую демонстрацию, общегородской, митинг на горе — около богословской церкви. Первыми на митинг пришли солдаты из команды выздоравливающих под руководством большевика Соколова (Бронштейн). За ними явились почтовики под руководством т. Крылосова; во главе кошмовалов фабрики Мочалова и Жевакина шли большевики Самохвалов и Шер. Кроме организованных колонн, по случаю праздничного и базарного дня, на митинге присутствовало много крестьян из соседних селений. На знаменах почтовиков и солдат были лозунги: .Долой войну", .Вся власть советам рабочих, солдатских депутатов", .Никакой поддержки временному правительству".

  Выступавшие на митинге ораторы от большевиков (М. В. Гопиус, Н. Березин, С. Ф. Шер, солдат Петров) раз'ясняли массам действительный смысл событий в Петрограде и Нижнем. От меньшевиков пытался выступать В. Полянский, которому, однако, говорить не дали солдаты. Митинг продолжался с 5 до 11 часов вечера. Была принята резолюция против политики временного правительства, против войны, за мир, за переход власти в руки советов. На другой день меньшевики и эсеры, как бы в противовес успешно проведенному большевиками митингу, сделали попытку созвать расширенное заседание совета рабочих депутатов с участием общественных организаций.
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 18
  Георгиевские кавалеры из карательного отряда Верховского с пулеметом.

  Эта попытка не удалась. Перенесенное заседание совета на 12 июля также не дало надлежащих результатов: на заседание явилось лишь 2-3 солдатских депутата.

  Приводим выписку из протокола этого заседания: Заседание Арзамасского совета рабочих депутатов с представителями от солдатских депутатов,

  от 12 июля 1917 года.

  Председательствовал—Ростовский. Секретарь — Мазо.

  СЛУШАЛИ: Доклад т. т. Ростовского и Покровского о политическом моменте и выступление 3 и 4 июля в Петрограде и Нижнем Новгороде.

  ПОСТАНОВИЛИ: Принимая во внимание, что временное правительство опирается исключительно на советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и, таким образом, творит волю революционной демократии, Арзамасский совет рабочих депутатов выносит порицание всем лицам как справа, так и слева, вызывающим контрреволюционные и анархические выступления, а правительству революции и Центральному комитету совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов выражает полное доверие и поддержку в их борьбе за закрепление революции”.

  А в протоколе от 15-го июля меньшевики записали: .Поручить членам совета агитацию среди населения о пожертвовании старого железа на нужды войны*.

  Здесь — поддержка меньшевиками военной авантюры временного правительства не только словом, но и делом.

  Июльские события показали, что соглашательские партии верно служат буржуазии. И не даром на 6 м с'езде партии большевиков т. Сталин сказал:

  .Что такое временное правительство? Это - кукла, это — жалкая ширма, за которой стоят кадеты, военная клика и союзный капитал — три опоры контрреволюции. Если бы .социалистические министры небыли в правительстве, быть может контрреволюционеры были бы уже свергнуты. Но характерная черта момента в том, что контрревлюционные мероприятия проводятся руками .социалистов. Только создав такую ширму, контрреволюция может просуществовать еще месяц — другой.

  (Из доклада на VI с'езде РСДРП(б) , О политическом положении).

  Именно, после июльских событий начинается решительный отход масс от меньшевиков и эсеров.

  21 июля 1917 года Арзамасский совет рабочих депутатов, под председательством Ростовского, разбирает заявление коллектива рабочих фабрики Жевакина, которые в своем заявлении отзывают из совета избранного ими в марте месяце депутата меньшевика Романова и выдвигают своим депутатом в совет рабочего-большевика Сахарова, требуя одновременно перевыборов соглашательского совета. Меньшевистскому совету ничего не оставалось делать, как с раздражением вынести такое решение: „Постановлено обратиться к рабочим фабрики Жевакина с тем, чтобы они своих делегатов в совет рабочих депутатов снабдили полными мандатами".

  Пользуясь полной поддержкой со стороны городской думы и соглашательского совета, арзамасские предприниматели, несмотря на многочисленные попытки рабочих добиться перехода на 8-ми часовой рабочий день и повысить заработок, упорно отстаивали прежние условия труда на заводах и фабриках. Необходимо упомянуть, что в Арзамасе существовал «Союз предпринимателей», который всегда легко договаривался с соглашателями, при поддержке последних всегда выходил победителем в борьбе с рабочими. Однако, этому пришел конец: 23-го августа рабочие фабрики Жевакина под руководством рабочего большевика Сахарова, об'явили забастовку. Эта забастовка в тот же день была поддержана рабочими всех предприятий города Руководство меньшевистского совета рабочих депутатов на смерть перепугалось этого события и с низким поклоном шарахнулось к хозяевам. Председатель совета Ростовский пишет всем предпринимателям города бумажку такого содержания:
  СОВЕТ    Августа, 23 дня, 1917 г.

  Рабочих Депутатов

  Арзамас, Ниж. г. Члену конфликтной комиссии г-ну

  (адресовано всем предпринимателям города).

  В силу общей забастовки всех заводов г. Арзамаса, об'явленной в силу невыполнения экономических обязательств фирмой „Жевакина С-н и К-о“, прошу пожаловать Вас сегодня в 7 часов вечера в помещение Совета, что по Мартовской улице, № 16.
  Председатель СРД—А. Ростовский.

  Что постановила эта конфликтная комиссия—нам неизвестно (кстати, в заседании этой комиссии принимал участие нижегородский меньшевик Заходер), но переход на 8 мичасовой рабочий день с этого дня на арзамасских предприятиях был установлен. А меньшевики после этого конфликта потеряли остатки своего авторитета среди арзамасских рабочих.

  Деревня перед Октябрем

  "Война до победы", — кричала буржуазия. Царский лозунг — "3а веру, царя и отечество", никогда не пользовавшийся популярностью в массах, теперь совершенно отпал: царя больше нет, а об отечестве крестьянин без шинели и крестьянин в шинели всегда имел довольно смутное представление. Теперь вся буржуазия, без различия оттенков, об'единилась вокруг лозунга — „Война до победы, так как война — это наиболее доходная статья всех капиталистов, в том числе и арзамасских Бебешиных, Вязововых, Жевакиных, Усковых и прочих. Но что даст победа,—спрашивали трудящиеся,— землю в Австрии и Турции? Но крестьянин знает, что земля есть под рукой,— это земля помещика. И ему нечего больше страдать за Дарданеллы, за Галицию, за Балканы. Вместо неведомых земель, крестьянин стал решительно пред'являть свое право на ту землю, на которой он проливал свой пот, за которую он голодный платил высокую аренду, на которой помещик выжимал из него все соки - это земля барина.

  Выше мы видели, в какой полукрепостнической кабале находились крестьяне Арзамасского уезда тех селений, где были помещики.

  В феврале рабочий класс, вместе со всем крестьянством, оторвал голову гидре самодержавия — прогнал кровавого царя Николая II-го. Но туловище самодержавия, в образе помещиков-крепостников, оставалось живым и продолжало питаться по-прежнему за счет трудового крестьянства. Деревня вскоре после февральской революции убедилась, что ей мало легче стало без царя, с помещиком. Беднейшее крестьянство, задавленное гнетом нищеты и бесправия, измученное войной и голодом, после февраля решительно пошло за своим передовым союзником - революционным пролетариатом дальше, по революционной дороге.

  Весной 1917 года в малоземельных деревнях Арзамасского уезда началось аграрное движение: крестьяне захватывают и засевают помещичьи земли, забирают сельскохозяйственный инвентарь. С мая по октябрь 1917 года в Арзамасе было свыше сорока случаев захвата дворянских и монастырских имений крестьянами Особенно арзамасскому крестьянству осточертели монастырские и церковные имения. Игуменья арзамасского алексеевского монастыря просит всевластного Панютина и даже губернские власти:

  "На хуторе алексеевского монастыря при селе Пешелани происходят УЖАСНЫЕ беспорядки. Местные крестьяне грабят все запасы, имущество и скот монастыря. Монастырь в отчаянном положении. УМОЛЯЮ прислать защиту.

  Эти факты подтверждают, всем теперь известное, положение о том, что деревня также быстро теряла веру в обещания соглашательских партий, которые откладывали разрешение одного из основных вопросов революции— запрос о земле - до учредительного собрания. Эта политика социал-революционеров и меньшевиков в Арзамасском уезде потерпела поражение еще до Октябрьского переворота.

  Таким образом, уездный совет крестьянских депутатов, созданный 21 июля и руководимый социалистами революционерами и кулаками (Полюшков, Качкаев, Плеханов, Клементьев, Добров и другие), оказался перед совершившимся фактом частичного захвата помещичьих, монастырских земель крестьянами. Этот факт заставил арзамасскую буржуазию, в лице общественного комитета, использовать руководителей крестьянского совета с тем, чтобы последние занялись охраной земельной собственности в уезде. Правду говоря, эту роль защитников земельной собственности совет крестьянских депутатов отстаивал крепко до тех пор, пока там руководили социал революционеры и кулаки. Кроме того, земельные собственники во главе с Панютиным усиленно стали организоваться в целях спасения своих имений. Особенно ярым защитником помещиков проявил себя новый комиссао временного правительства, именовавшийся эсером, помещик Ю. Тархов Первым его мероприятием была организация .Комиссии по охране личной и имущественной безопасности. Далее, он ежедневно осаждает губернию телеграммами о захвате помещичьих и монастырских хуторов крестьянами. В сентябре Тархов, под предлогом охраны хлебных запасов, шлет телеграмму министру продовольствия с просьбой выслать два эскадрона кавалерии для борьбы с беспорядками. На что генерал-квартирмейстер штаба Московского военного округа ответил: Вследствие телеграммы министерства продовольствия о необходимости принять меры к сохранению 50 миллионов пудов хлеба, заготовленного средствами министерства продовольствия и согласно телеграммы уездного комиссара и начальника милиции Арзамаса, командующий войсками признал необходимым командировать из Острогожска в Ваше распоряжение еще 2 эскадрона кавалерии, для оказания полного содействия как для сохранения хлеба, так и Арзамасу".

  Драгуны прибыли очень быстро и были размещены в селе Выездном. В октябре городская дума и комиссар временного правительства Тархов, опираясь на жандармских драгун, под предлогом „борьбы с беспорядками* (читай: борьбы с захватом помещичьих земель крестьянами — П. П.), об'явили военное положение в уезде.

  Тем не менее, даже меры военного порядка не приостановили аграрного движения. Революция в деревне беспощадно сметала остатки крепостничества. Далеки от истины, подобранные „аполитичным* летописцем Н. И. Дранициным, сообщения из уездов.

  По Драницину выходит, что аграрное движение в деревнях Арзамасского уезда—сплошной грабеж и разбой. По «телеграммам из Арзамаса и других уездов, бывший нижегородский губернский прокурор—этот наиболее типичный представитель сохранившегося царского аппарата—составил себе следующую картину: „Нижегородскую губернию постигло несчастье—аграрные беспорядки. В большинстве уездов снесены с лица земли не только помещичьи усадьбы, но и крестьянские владения (читай: кулацкие отрубы—П. П). В большинстве случаев беспорядки вызываются анархической пропагандой безответственных лиц, за которыми идет толпа буянов". Как видно, «аполитичный» летописец Драницин и царский чиновник-прокурор временного правительства одинаково представляли себе аграрную революцию нижегородского крестьянства, сметавшую дворянские гнезды.

  В противовес драницинским „телеграммам из Арзамаса*, мы можем привести факт организованного захвата помещичьих земель. Так, например, крестьяне села Ломовки в конце октября 1917 года захватили имение помещика Кощеева организованно. Для охраны захваченного имущества, на общем собрании села, крестьяне выбрали ответственных сторожей: Андреева П. А, Артемьева П. В. и Карпова И . Ф. Эти сторожа в течение 18 дней, до прибытия караула Мотовиловского волостного земельного комитета, стояли на своем посту и ни одного предмета из богатого имения за это время не пропало. Обмолот помещичьего урожая был произведен под руководством члена волостного земельного комитета-бедняка П. А Андреева (ныне председатель Малиновского колхоза). Обмолоченный хлеб, свыше 4 тысяч пудов, был распределен волостной продовольственной управой, при участии вернувшихся с фронта революционных солдат, по семьям бедняков, сирот, раненых и нуждающихся фронтовиков. Из богатого имения Кощеева совершенно не было никаких расхищений: поместье и весь инвентарь, а также крупный винный завод были переданы уездному совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. И, в начале 1918 года, здесь был организован крупный совхоз, который превратился в наши дни в большое советское хозяйство имени М. И. Калинина.

  *) См. сборник материалов по истории революционного движения Нижегородской губернии ход редакцией В. Т. Илларионова, том 3-й.
  Выборы в учредительное собрание

   Самым напряженным моментом борьбы за массы была выборная кампания в учредительное собрание.

  В процессе подготовки к выборам в учредительное собрание, арзамасские соглашатели еще раз проявили свой „демократизм". Так, например, на курсы инструкторов по проведению выборов советом посылаются исключительно меньшевики. Совет вместе с городской думой распоряжается помещениями в городе для выборных собраний, но большевикам помещений не дает. Социалисты революционеры и меньшевики пользуются лошадьми земской управы и городской думы для поездки в деревню по выборам, а большевикам в подводах категорически отказывают. В довершение всего, на заседании от 17 октября 1917 года совет разбирает „прошение Арзамасского комитета РСДРП (меньшевиков) о денежной помощи на предвыборную агитацию". Решено: „дать комитету меньшевиков 20 процентов всех имеющихся у казначея средств на 17 октября".

  В момент подготовки к выборам в учредительное собрание, меньшевистское руководство,уже об'единенного к этому времени совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, допустило организацию контрреволюционного „Комитета спасения родины и революции" в составе: Вязовова Г.—офицера, сына фабриканта, Каламина—эсера, Желоховцева—начальника почты, кадета, Лебяжьева—учителя реального училища, кадета, Васина —бывшего сверхсрочного фельдфебеля, Головкина—бывшего старшего полицейского надзирателя, Тренина—инженера и др.

  Если соглашательский совет сидел между двух стульев и лишь иногда допускал „левые жесты, то вновь созданный комитет всю свою деятельность направил исключительно на борьбу с большевиками „Комитет спасения родины и революции" сделался штабом, вокруг которого группировались все противники большевиков, без различия партий—от меньшевиков до монархистов включительно. Не даром один из участников этого комитета на крестьянском выборном собрании заявил: .За кого угодно голосуйте, только, пожалуйста, не за большевиков"...

  *) Персональный состав „Комитета спасения родины и революции взят из воспоминаний бывш. красногвардейца и работника Арзамасской ЧК т. С. Л. Видюльцева.

  В то время, когда социалисты-революционеры и меньшевики продолжали оставаться на руководящих местах во всех органах (в земстве, городской думе, советах), когда в их руках были деньги, средства передвижения; когда к их услугам была типография богача Порсшенкова—у большевиков было крайне мало сил и средств борьбы за голоса в учредительное собрание. 30 го сентября 1917 гсда, на первой губернской конференции большевиков делегат от Арзамаса Е. Гопиус докладывал, что в уезде насчитывается 57 действительных членов партии.
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 20
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 22
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 24
  Члены первого состава уездного комитета СДРП(б): Е. Гопиус, А. Зиновьев и Н. Березин.


  Конечно, на уезд с населением свыше 200 тысяч человек этихсил было крайне мало. Естественно, что, в силу своей малочисленности, арзамасские большевики не могли охватить предвыборной агитацией всего уезда, К тому же большевистские агитаторы по своему социальному составу, в большинстве простые рабочие и солдаты фронтовики, были не ахти какие ораторы, а у меньшевиков и социалистов революционеров были ловкие говоруны.Только что созданный уездный комитет РСДРПб неоднократно обращался за помощью в Нижний-Новгород, но оттуда, за недостатком сил, помощь могли оказывать лишь временной присылкой отдельных товарищей агитаторов. Осенью 1917 года в Арзамас приезжали с докладами нижегородские большевики: т. т. Левит, Гулевич, Романова, Биткер, Данилов.

  Получив директиву губкома РСДРП(б) о выборах в учредительное собрание и большевистский список под номером 7» уездный комитет РСДРП(б) бросил на работу по выборам не только всех своих наличных членов, но и сочувствующих, революционно настроенных солдат в деревню, поскольку решающую роль в выборах должно было сыграть именно село Раненые Уст Двинского лазарета, заранее подготовленные и тверд» знавшие, что существует лишь одна партия, которая борется за немедленный мир, за землю—это партия большевиков,—все, кто мог: на костылях, с подвешеными руками, двинулись в близлежащие селения агитировать за список № 7. В результате как не малы были силы большевиков в городе и уезде, несмотря на отсутствие всяких средств и вопреки всяческому зажиму со стороны соглашательского совета — большевистский список № 7 собрал в уезде свыше 14 тысяч голосов Меньшевики собрали лишь 3 тысячи голосов. Социалисты революционеры вышли победителями, — собрав 50 тысяч голосое — за счет тех деревень и сел, где кроме эсеровских агитаторов никого не было.

  Эта первая массовая выборная кампания в уезде показала» во первых, что за большевистскими лозунгами идет не только подавляющее большинство рабочих в городе, но и вся сельская беднота; во вторых, она показала почти полное поражение меньшевиков; в-третьих, в процессе этой кампании арзамасские большевики убедились в слабости споей организационно массовой работы (например, в деревне работа началась лишь в самый момент перевыборов, в то время, когда социалисты революционеры вели подготовку с августа месяца). В результате этих выборов, Арзамасский комитет РСДРП(б) учел слабые стороны, своей работы и сделал соответствующие выводы, занявшись вербовкой новых членов среди рабочих и солдат и созданием партийных групп, ячеек в деревней на предприятиях.

  Октябрьский переворот в Арзамасе

  „Народ устал от колебаний меньшевиков и эсеров. Только наша победа в столицах увлечет крестьян за нами".
  (Ленин, из письма в ЦК, ПК, МК РСДРП(б).

  Завыла холодными ветрами, заплакала нудными дождями осень 1917 года, а в перспективе виднелась четвертая голодная зима для измученных солдат в окопах, для голодных рабочих в тылу. Голод, холод и разруха—плоды трехлетней грабительской войны—надвигались на страну.

  После попытки генерала Корнилова сделать контрреволюционный переворот, трудящиеся массы окончательно убедились в предательской роли соглашательских партий. Наоборот, авторитет большевиков непрерывно рос: это они возглавили пролетарский отпор корниловской контрреволюции; это они последовательно разоблачают империалистские аппетиты буржуазии, проводящей свою политику руками „социалистов* в лице временного правительства. Только большевики неустанно борются за справедливый мир народов без захватов и контрибуций. За 8 месяцев империалистской политики временного правительства и бесплодной качки и болтовни меньшевиков и социалистов-революционеров, рабочие, солдаты и революционное крестьянство на практике убедились в необходимости взять власть в свои руки.- не даром вождь пролетариата В. И. Ленин своим гениальным умом учел этот момент. В начале октября 1917 года он писал:
  „Особенно теперь, когда в стране развивается крестьянское восстание. подавляемое Керенским при помощи подобранных войск, когда военные .меры в деревне грозят подтасовкой и подделкой выборов в учредительное собрание, когда в Германии дело дошло до восстания во флоте, —теперь отказ большевиков от превращения советов в органы восстания был бы изменой и крестьянам и делу международной социалисти-1 ческой революции."

  (Из тезисов „Вся власть Советам*).

  Революция подошла „ко второму ее этапу.

  Первое известие об Октябрьском перевороте в Петрограде, Арзамасская организация РСДРП(б) получила, так сказать, нелегальным путем, а именно: через телеграмму временного правительства. Дело в том, что телеграмма временного правигельства, адресованная всем органам власти на местах, сообщавшая „о насилии большевиков, о вооруженном восстании большевистских полков в Петрограде была принята работавшими на почте большевиками т. т. Шер и Крылосовым. Приняв эту телеграмму, упомянутые товарищи не передали ее по назначению, а принесли прямо в уездный комитет РСДРП(б) Но, в силу некоторой неясности содержания телеграммы, в комитете тут же было решено послать в Москву т. Рязанова за более подробными сведениями. Таким образом, в Арзамасе до возвращения т. Рязанова из Москвы ни совет, ни большевистский комитет не знали точно о событиях в столице. 27 октября, поздно вечером, по телеграфному аппарату ЮЗЭ, из Нижнего попросили кого либо из арзамасских большевиков. Подошедшие к аппарату т. т. Шер и Либерман получили лаконическое сообщение: „В Петрограде и Москве власть взята в руки советов. Принимайте меры. Подробности сообщим*. Однако, в уездном комитете, в силу позднего часа, заседание не созывалось и было созвано лишь утром, 28 октября, когда вернулся из Москвы т. Рязанов, который и доложил комитету подробности Октябрьского переворота в Петрограде. Тут же было решено послать на все предприятия города и в воинские части докладчиков с целью раз'яснения трудящимся факта свержения временного правительства *). Тем временем перепуганный меньшевистский эсеровский совет почти беспрерывно заседал и придумывал меры борьбы .с захватчиками-большевиками. Одной из этих мер явились вооруженные солдаты на почте и у квартир т. т. Шер и Е. В. Гопиус. Как оказалось впоследствии, совет этим хотел предотвратить широкое обнародование факта свержения временного правительства..

  В Москву за подписью А. Ростовского совет шлет телеграмму такого содержания:

  «Арзамасский совет рабочих и солдатских депутатов выражает готовность всемерно защищать временное правительстве и клеймит безответственное выступление большевиков.

  Председатель Ростовский*. **)

  В первых числах ноября меньшевистский совет и „Комитет-спасения родины и революции пытались организовать вооруженный отряд, К сожалению, мы не имеем в своем распоряжении документов о численном составе этого отряда, о его руководителях, вооружении и т. д. Несомненно лишь то, что он состоял из отборных противников советской власти. Еще Юге ноября (старого стиля) меньшевистский совет выносит решением „всемерно защищать органы временного правительства на местах, стоять на страже демократии, разоблачагь узурпаторов-большевиков и т. д. А 11-го ноября рабочие кожевенного завода Бебешина в количестве 300 человек присылают в совет резолюцию следующего содержания: „Заслушав доклад о текущем моменте, рабочие завода Бебешина постановили: ввиду того, что только власть пролетариата и революционного крестьянства может вывести страну из того тѵпика,куда завело его коалиционное министерство во главе с Керенским, ПОСТАНОВЛЯЕМ: вся власть должна принадлежать советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Мы требуем от своих ‘представителей в совет рабочих депутатов, чтобы они немедленно же проводили в жизнь все постановления нашего рабоче крестьянского правительства. Шлем горячий привет т. т Ленину, Зиновьеву, Троцкому!"

  *) К сожалению, протокола этого важного заседания найти не удалось, а участвовавшие на заседании товарищи не могут более или менее точно сказать: какое решение вынес уездный комитет РСДРП(б) по вопросу о захвате власти советами в Арзамасе.

  **) Неудивительно, что этот .социалист* А. Ростовский организовал 22. апреля 1918 года контрреволюционное кулацкое восстание.

   Перехода власти в руки советов требовали также солдаты команды выздоравливающих.

   А вот резолюция общего собрания села Вазьяна, Ивашкинской волости:

  «Мы, нижеподписавшиеся гр-не Нижегородской губернии, Арзамасского уезда, Ивашкинской волости, селе Вазьяна, 1. 2 и 3-го обществ, быв сего числа на об единенном собрании, под председательством Ивана Васильевича Солдатова, на котором прочитав полученную от уездногс комиссара срочную телеграмму, в которой указано против власти советов. Мы. все гр-не и гражданки села Вазьяна, выслушав эту телеграмму, категорически заявляем, что «Комитет спасения родины и революции» с каким-то новым временным правительством ПРИЗНАЕМ КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ.

  Кроме власти советов и народных комиссаров, мы никакой власти не признаем Признаем новый переворот и выпущенный декрет, как о земле, мире и другие. Просим весь совет солдатских и рабоче-крестьянских депутатов г. Арзамаса принять это дело в строжайшее внимание и пресекать все в корне и всех этих злоумышленников, которые хотят создать другую власть. Предавать их строжайшему военно-революционному суду. Мы, все граждане и гражданки вышеуказанного села, просим сделать ревизию в г. Арзамасе всех торгующих и спекулянтов и назначить контроль над производством и распределением продуктов. Повсюду назначить перевыборы комитетов, так что эти комитеты не выражают воли народа и не удовлетворяют его требования.

  Шлем горячий братский привет Петроградскому гарнизону и красногвардейцам и кронштадцам-морякам Балтийского моря, что они низложили буржуазную власть и предателя революции Керенского, и приветствуем власть советов рабоче крестьянских и солдатских депутатов Совета народных комиссаров, взявших на себя инициативу о заключении мира. Только и будем исполнять одну эту власть, и все ее приказания будем поддерживать и защищать от всех выходцев коатрреволюций».

   Когда были получены официальные сообщения о переходе власти в руки советов в Нижнем, меньшевистский совет, повидимому, учел свое затруднительное положение; рабочие и крестьяне снизу приветствовали свержение временного правительства и требовали перехода власти к советам, а в верху опереться было не на кого, и 14-го ноября совет выносит решение о перевыборах депутатов.

  Таким образом, Арзамасский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутате в взял власть в свои руки в новом составе 17-го ноября. Заседание 17 ноября открыли меньшевики и социалисты-революционеры - председатель Демиховский и секретарь Киселев. Перед заседанием оглашены результаты перевыборов в члены совета: перевыбрано 54 члена, на заседание явилось 39 человек После фракционных совещаний, заседание приступило к выборам президиума в количестве 6 человек. Выборы председателя голосуются отдельно. От фракции большевиков намечен рабочий Сахаров, от «социалистического» блока— Покровскиий. Результаты голосования: Сахаров получил 24 голоса, Покровский—15. На место председателя садится большевик: Сахаров, а „социалистический" блок от дальнейшего голосования отказывается. В члены президиума проходят все кандидаты большевиков (Зыбин, Самохвалов, Гопиус Е, Петров, Согин.)
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 28
  Бывш. гостиница Стригулина (улица .Ленина, 6. Московская),
где помещался первый большевистский совет.

  Далее заседание решает кооптировать в совет 6 человек. Меньшевики предлагают эти 6 мест разделить пополам: три— меньшевикам, три—большевикам. Предложение меньшевиков проваливается и большинством голосов в состав совета кооптируются большевики: Цибышев, Молодцов, Фомин, М. В. Гопиус, Крылосов, Березин. Таким образом, руководство в Арзамасском совете целиком оказалось в руках большевиков.

  Это историческое заседание Арзамасского совета затянулось до 4 часов утра и часть вопросов была перенесена на следующее заседание, которое открылось в 10 часов угра 18 ноября. Меньшевики на это заседание не явизись. Заседание обсуждает следующие вопросы:
1) отношение к текущему моменту;
2) избрание ревизионной комиссии;
3) основание коллегии при воинском начальнике;
4) основание коллегии при уездном комиссаре;
5) выделение комиссии для проведения в жизнь декрета о земле.

  По первому вопросу вынесено следующее решение:

  „Принимая во внимание, что великая Российская революция низвергла в феврале царскую власть, а в октябре— власть помещиков и капиталистов, и что 2-й Всероссийский с'езд советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов организовал правительство Народных комиссаров, ответственных перед советами, мы, члены Арзамасского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, признаем Совет народных комиссаров законным правительством рабочих и крестьян. Мы признаем всю полноту власти за советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов как в центре, так и на местах.

  Мы считаем, что в Арзамасе и его уезде единственным правительственным органом является Арзамасский СОВЕТ РАБОЧИХ, КРЕСТЬЯНСКИХ. СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ.

  Мы примем все меры к скорейшему перевыбору местного совета крестьянских депутатов и к объединению вновь избранного совета крестьянских депутатов с советами рабочих и солдатских депутатов".

  За резолюцию голосовало 21 человек (большевики), против—5 человек (эсеры), социалист революционер Гуревич просил занести в протокол, что социалисты революционеры голосовали против.

  После этого вопроса разрешается внеочередный вопрос, а именно: „Пред'явлены мандаты т. Самарова, присланного народным правительством из Петрограда, для работы уездным комиссаром в контакте с нами".

  В комиссию по проведению в жизнь декрета о земле выбраны следующие 7 человек: Бутов, Данилов, Дергунов, Александров, Петров, Зыбин и Зеленов.

  По отношению к «Комитету спасения родины и революции* вынесена следующая резолюция: «Арзамасский совет рабочих и солдатских депутатов предлагает немедленно разойтись «Комитету спасения родины и революции* по получению сего отношения и весь материал по организации дружины доставить в совет.

  Далее решается вопрос о контроле на почте и телеграфе. -Уполномоченным по контролю совет посылает т. т. Шер и Крылосова, а солдатской секции поручается на телеграфе дежурство солдат.

  Совет, облеченный полнотой власти, сразу превращается в массовую организацию, поддержанную всеми трудящимися. В первые недели своей деятельности совет неоднократно разбирает заявления и жалобы рабочих арзамасских предприятий, одергивая заводчиков, привыкших не считаться с требованиями рабочих. Фабрикант Жевакин увольняет 15 рабочих, совет постановляет: „Предложить Жевакину дать в совет мотивы увольнения и, впредь до его решения, рабочих не увольнять. Фабрикант Мочалов не платит рабочим жалованья, совет категорически предлагает уплатить. Заводчик Жевакин за время ремонта фабрики не платит жалованье рабочим, совет предлагает уплатить, под угрозой устранения хозяина от фабрики."

  Когда известие о переходе власти к советам в Арзамасе докатилось до деревни, крестьяне начинают выносить резолюции о поддержке новой власти. Вот одна из них (получена 28 ноября):

  "Общее собрание граждан села Воронцова, Тарского волостного земства... заслушав доклад председателя, уполномоченного нами в уездный с‘езд крестьянских депутатов для принятия с'ездом резолюции «власть социал-демократам, товарищам большевикам» и о совместном слиянии совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов —мы, граждане вышеозначенного села в числе 147 домохозяев, приветствуем совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, признавая единственною властью и органом спасения страны, как единую богатырскую силу в защите революции и завоеваний свободы. ПОСТАНОВЛЯЕМ:

  1) Сознавая необходимость поддержать совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов финансовыми средствами И ДАЖЕ СИЛОЙ, если таковая потребуется, и немедленно послать денежную помощь в размере 150 рублей для первоначальной совместной работы.

  2) Просить совет, дабы они нашли возможным помочь нам в жажде нами литературы. Просим совет исходатайствовать нам газету «Красное знамя», так, что мы не можем выписывать таковой за неимением адреса.

  Просим Вас удовлетворить нашу просьбу уставом на руководство комитету, дабы восстановить общественную потребиловку.

  3) Просим совет всегда объявлять нам Ваши недостатки, а мы в свою очередь по силе возможности пойдем с Вами рука об руку и просим Вас направить нас на путь спасения страны при помоши литературы, за что заранее приносим Вам глубокую благодарность.

  Привет т. т. большевикам от граждан и гражданок села Воронцова!"


  '"Трудовое крестьянство готово помогать новой власти материально „и даже силой**, и эта помощь была оказана впоследствии: волна контрреволюционных кулацких восстаний, прокатившаяся в начале 1918 года по уезду, разбилась о крепкую стену арзамасской красной гвардии, состоявшей преимущественно из деревенской бедноту,

  Совершенно по иному встретила новую советскую власть местная интеллигенция. Так, например, почтовые служащие, во главе с начальником почты Желоховцевым, проводили неприкрытый саботаж, стараясь всячески дезорганизовать связь советов с Нижним, оскорбляя всемерно, посланных советом на почту для контроля, товарищей большевиков. Работа суда была совершенно приостановлена. В средних школах (гимназия, реальное училище, духовное училище, учительская семинария со стороны реакционной части учительства была попытка приостановить учебные занятия.

  С нескрываемой ненавистью встретило новую власть арзамасское купечество. многочисленное духовенство и зажиточное мещанство. С первых дней существования советской власти в Арзамасе, делаются попытки организации всех контрреволюционеров. Так, например, в конце ноября в уездном земельном комитете и земской управе была обнаружена контрреволюционная литература (листовки), призывающая к свержению советской власти. Городская! дума с первых дней советской власти заняла явно контрреволюционную позицию. Обращающихся к ней за пособием! жен солдат и инвалидов она посылает! к большевикам; она не выполняет постановлений совета и всячески старается дискредитировать новую власть Что! касается церквей и монастырей, то и здесь сразу повелась открытая антисоветская агитация: с амвонов церквей! посыпались проклятия и анафема на головы большевиков. Трудности в работе новой власти в первые недели ее существования были чрезвычайные. Резко усилилось проявление хулиганства! в городе и деревне. На селе, особенно известная часть жадного до наживы! кулачества, занялась грабежом государственных лесов. Пользуясь временной слабостью, а иногда и отсутствием власти на местах, кулаки, располагая зачастую 2 -3 рабочими лошадьми, систематически начали вывозить государственный лес как для собственного пользования, так и для продажи. Особенно кулачество в деревне стало нагло себя вести при первых шагах организации деревенской бедноты Между некоторыми селениями возникали конфликты на почве раздела помещичьих и монастырских земель 
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 29
 
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 30
  Красногвардейцы 1917 года —т.т. Буслаев и Видюльцев (в настоящее время работают в Арзамасе).

 (в частности, в имении помещика ПИК дело дошло до вооруженного столкновения). В городе совету пришлось много положить усилий к урегулированию продовольственного вопроса, который до декабря месяца 1917 года находился в ведении уездной продовольственной управы.

  Не мало хлопот Арзамасскому совету доставила прокатившаяся через город волна демобилизованных солдат. Через Арзамас, как железнодорожный узел, ежедневно в разных направлениях проходили эшелоны солдат. Плохая работа разваленного войной железнодорожного транспорта и пересадки на станции Арзамас задерживали демобилизованных по нескольку дней в Арзамасе. Голодные, обозленные, в большинстве стучаев вооруженные винтовками, солдаты часто приходили в совет с требованием денег, хлеба и обмундирования. Понятно, что совет не мог удовлетворить всех требований демобилизованных, а иногда отказывал даже и в продуктах, за неимением таковых. М. В Гопиус вспоминает такой случай, когда толпа вооруженных демобилизованных солдат явилась в казначейство и потребовала у комиссара товарища Крылосова денег. Денег не оказалось. Демобилизованные, не поверив доводам т. Крылосова, решили убить последнего. Однако, благоразумие взяло верх. Наиболее сознательные солдаты решили вместе с Крылосовым зайти в совет. Здесь много пришлось положить сил и энергии, чтобы убедить демобилизованных в невозможности удовлетворить их требование.

  ТАКИМ ОБРАЗОМ, ПЕРЕД МОЛОДОЙ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТЬЮ В АРЗАМАСЕ ВСТАЛ ОДИН ИЗ ГЛАВНЫХ ВОПРОСОВ — ВОПРОС ПО ОРГАНИЗАЦИИ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПОРЯДКА В УЕЗДЕ.

  В конце ноября 1917 года совет организует первую в Арзамасе печатную газету, которая сыграла большую роль в организации масс трудящихся вокруг новой власти. В большинстве случаев все важные постановления, воззвания, извещения совета и уездного парткомитета доводились до масс исключительно через газету „МОЛОТ". Необходимо отметить, что эта первая большевистская газета сразу приобрела большую популярность среди крестьянства.

  На заседании от 24 ноября 1917 года совет обсуждает впервые вопрос „Меры к осуществлению советской власти в деревне". На этом же заседании постановлено организовать Красную гвардию. Первым начальником Красной гвардии в количестве 80 человек был избран Арцишевский.

  Последний, дошедший до нас протокол заседания совета в 1917 году помечен 21 декабря (старого стиля). На этом заседании совет решил организовать следующие отделы:
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 31

  Первая печатная газета в Арзамасе.

 1) Отдел по пайкам (вместо уездного попечительства);
2) Отдел по продовольственным делам (вместо продовольственной управы);
3) Революционный трибунал;
4) Фабрично-заводский отдел;
5) Бюро труда;
6) Земельный отдел;
7) Отдел по топливу;
8) Отдел здравоохранения;
9) Отдел народного образования.

   На этом же заседании вынесено постановление об организации на местах волостных и сельских советов, а также образована чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией. Первым председателем ЧК был назначен т. М И Фролов.

  В начале декабря была организована уездная рабоче-крестьянская милиция, первым начальником которой был утвержден тов. А. В. Губанов

  Таким образом, к концу 1917 года Арзамасский совет вчерне закончил организацию советской власти в уезде; принял первые меры к установлению революционного порядка и создал вооруженную силу в лице Красной гвардии и ЧК для отпора контрреволюции.
***
 
  15 лет назад Великая Октябрьская Революция повернула старую царскую Россию на социалистический путь.

  К 15 й годовщине советской власти, трудящиеся массы СССР, под ленинским руководством коммунистической партии вышли на широкую дорогу социалистического строительства, на путь побед всемирно-исторического значения.

  Завоеванные усилиями пролетариата и беднейшего крестьянства в Октябре 1917 года, советы Арзамасского района смело идут в рядах ударной бригады мирового пролетариата к окончательной победе социализма во всем мире!
  Оглавление

  Предисловие автора .......    3

  Контрреволюция и воина............. 3

  Война и арзамасская деревня ...    8

  Война и революция.............. 11

  Февральский переворот в Арзамасе    14

  От февраля до октября 1917 года    19

  Деревня перед Октябрем............ 28

  Выборы в учредительное собрание .    31

  Октябрьский переворот в Арзамасе    34

  В тексте фото-снимков.......... 23

  Цена / рубль 4
Борьба за советы в Арзамасе (1932) 32

Примечание:
Фамилия Гопиус автором очерка указана с одной буквой п - Гопиус.

© Источник:  Плетнев П. Борьба за советы в Арзамасе.
© Арзамас. 1932 год. борьба в арзамасе
© OCR  и перевод - В.Щавлев. 2022

Автор: Плетнев П.П.

Всего оценок этой новости: 5 из 1 голосов

Ранжирование: 5 - 1 голос
Нажмите на звезды, чтобы оценить новость

  Комментарии Читателей

Код   

Новые статьи

Более старые статьи

подписка на новости

Будьте в курсе новостей от сайта Арзамас, ведите ваш емайл

Арзамас ты дорог мне и я тебя люблю!

Вот опять, увижу за углом я детский сад, Но сейчас, игрушки ждут уже других ребят. Ну а я, шагаю смело по земной тверди – Пусть она, откроет тайны мне своей любви. Я смотрю, как всходит солнце и растет трава И хочу, понять зачем же светит мне луна. Буду я, учиться все это понять...

Опрос

В каком году образовался город Арзамас

Вы не пользовались панелью управления сайтом слишком долго, нажмите здесь, чтобы остаться залогиненными в СУС. Система будет ожидать: 60 Секунд