СледующееПредстоящее событие

Кузька - Мордовский бог

Среда - 20/04/2022 13:53
Кузька мордовский бог
Кузька мордовский бог

Кузька - Мордовский бог.

(Повесть изъ исторiи (!) Мордовскаго народа). К... -- Нижнiй-Новгородъ,типогр. губ. правленiя. 1898.

   В книге покойного А. С. ​Гациского​ "Люди нижегородского Поволжья", среди различного ранга военных и штатских персон, заслуживших право хотя бы местного бессмертия, значится странное имя "Кузьки-бога", с скромным прибавлением "мордвин", Покойный исследователь не успел дать нам биографию этого мордвина, а между тем это личность действительно чрезвычайно интересная, около которой на месте создалась легенда, которая, наконец, вызвала целую, хотя и не обширную литературу. Еще совсем недавно, когда в печати обсуждалось известное ​мултанское​ дело, "Новое Время" в приложении к No 7160, под заглавием "​Терюханское​ идолище" (!) напечатало в извлечении историю Кузьмы, в том виде, как она появилась в 1866 году в "Отеч. Записках". Газета совершенно серьезно, в качестве этнографического материала, сообщала ​изумительнейшая​ похождения какого-то гениального мордовского Рокамболя, целой сетью адских обманов увлекшего мордву-​терюхан​ в сети своего "лжеучения", доходившего до того, что сам Кузьма был признан богом. Отсюда и название "Кузька-бог".

   Неизвестный автор, скрывший свою фамилию под буквой К., рассказывал в "Отеч. Записках" год за годом и день за днем биографию своего героя. Рассказ этот ведется дубовым языком, изложение сразу обличает человека совершенно бездарного. Между тем, вся история представляет целую цепь фантастических происшествий. Воспитанный под влиянием какого-то коварного раскольника ("по всей вероятности из секты "душителей" (!) -- прибавляет автор), молодой мордвин, способный и грамотный, быстро вырабатывается в сознательного религиозного шарлатана. После неудачной любовной истории в Нижнем, рассказанной опять с необычайными подробностями (как будто автор сам присутствовал при любовных объяснениях в качестве невидимки) -- Кузьма возвращается к своему племени и начинает адскую интригу: коварство его доходит до того, как он посредством самодельного волшебного фонаря производит явление ангелов и т. д. Все племя вскоре обратилось в его последователей.

   Тогда Кузьма, по рецепту всех шаблонных героев этого рода, окружает себя богатством, роскошью и, конечно, развратом. Следует совершенно невероятный и очень грубо ​сляпанный​ автором роман некоего бедного, но добродетельного мордвина ​Пахома​ с красавицей Евфросиньей. Кузьма разлучает любовников и берет красавицу ​Евфросинью​ в свой гарем. Добродетельный Пахом из мести доносит на него и указывает его притон в лесных трущобах. Но хитрый Кузьма отводит следы, план поимки не удается, и доносчик приносится в жертву разъяренному "Кузьке-богу". Через некоторое время такая же участь постигает и исправника, ​решившегося​ арестовать Кузьму. Это приключение по аляповатости и неуклюжести вымысла может соперничать разве с самыми грубыми произведениями лубочной литературы. Исправник едет во главе отряда в коляске. На пути в лесу встречаются завалы. Внезапно, будто чудом, завалы устраняются с дороги, исправник проезжает, но за ним тотчас же воздвигается преграда, отделяющая его от его армии. Затем лошади несутся среди двух стен густого леса, трепещущий исправник слышит дикие крики озверелой мордвы, и его, наконец, привязывают на поляне к двум согнутым дубам. Мгновение, канаты перерубаются, деревья выпрямляются, кровь невинного исправника обагряет окрестности.

   Не удивительно ли, что столь невероятная мазня могла найти место в печати и при том в серьезной газете? И однако -- нашла, и статья "Нов. Времени" пошла гулять под заманчивым заглавием ("​Терюханское​ идолище"), и ее перепечатывали десятки газет, в доказательство свирепости язычников-инородцев, и, конечно, в доказательство также возможности человеческого жертвоприношения в ​Мултане​.

   Нужно ли говорить, что все это смешной и весьма неискусный вымысел? В "Историческом Вестнике" была помещена прекрасно составленная на основании подлинного дела заметка В. И. ​Снежневского​, в которой все это излагается гораздо проще и, конечно, гораздо интереснее. Кузьма -- действительно существовавшее лицо, неграмотный крестьянин Нижегородской губ., крепостной графини ​Сен​-При, из терюшевской мордвы. Г. ​Снежневский​ рассказывает печальную историю крещения этого племени, в первой половине прошлого века, когда Дмитрий ​Сеченов​ в 2 года окрестил до 34 тыс. человек. При этом мордву, нередко связанных, опускали в купель и тут насильно надевали кресты (Соловьев, История, XII, стр. 28). Таковы были ​свежие​ еще воспоминания, ​окружавшая​ детство и юность Кузьмы. Однако, время брало свое. Кроткие образы христианства, -- говорит г. ​Снежневский​, -- Св. Дева, Христос, ангелы, пророк Давид, -- все это еще ранее понемногу проникало в воображение народа, хотя мечтательно и смутно. Но, быть может, именно потому, что эти образы были слишком уж далеки от "сеченовской" действительности, -- темный мордвин слил их со своими мечтами о седой старине. Получилась странная аберрация: христианские и ветхозаветные образы стали для мордвина "старыми богами", к которым он апеллировал против "новой веры" и в честь которых надумал восстановить старые обряды (моления на полянах в лесу, после чего царь и начальники наденут белые ​мордовские​ одежды -- и наступит общее блаженство). Мы не станем излагать здесь подробности этой наивной и трогательной истории, своего рода истории ​Иоанния​ д'​Арк​ в лице неграмотного мечтателя мордвина, отсылая интересующихся к статье г-на ​Снежневского​. Разумеется, Кузьму арестовали, допрашивали, били ​плетями​ и сослали в 1810 году в Сибирь. Из подлинного дела выясняется, однако, с совершенной ясностью физиономия искреннего и кроткого мечтателя, ни в одной черте не совпадающая с свирепой мазней неизвестного автора "повести". Исправник не только не потерпел при этом никаких неприятностей, но взял Кузьму прямо с одного из многолюдных ​молений​, которые, кстати сказать, происходили явно, в присутствии множества русских соседей, нередко даже духовенства. Император Александр I, ознакомившись с делом Кузьмы, отменил наказание ​плетями​ для участников, но было уже поздно: приговор был уже приведен в исполнение.

   Всякое суеверие имеет две стороны, и в данном случае это видно особенно ясно: "Мы имели случай убедиться, -- пишет в своей заметке г. ​Снежневский​, -- что рассказ г. К. о "Кузьке-боге" (который, скажем кстати, никогда себя богом не называл) проник в местную крестьянскую среду, и теперь, если вы станете искать устных преданий на месте действия Кузьмы, мордовского пророка, то от русских соседей мордвы услышите о книжке, "в которой все это написано". И вам передадут все невероятные эпизоды из рассказа "Кузька-бог". Это один из случаев, когда письменность, вследствие предрассудка в культурной среде, не закрепила, не сохранила предания, а только исказила его и опошлила".

Теперь эти искажения повторены распространенными газетами в десятках и сотнях тысяч экземпляров. И ведь, вот как живуча всякая пошлость: не смотря на то, что подлинная история Кузьмы еще так недавно изложена в статье г. ​Снежневского​, что в местной газете ("​Нижегор​. Лист.", No 56, 1896 г.) она опять восстановлена господином А. С. по поводу статьи "Нов. ​Вр​." о ​Терюханском​ идолище, -- в том же Нижнем-Новгороде -- нелепая лубочная "повесть" появляется в новом отдельном издании, при чем на задней обертке стыдливо приютилось следующее ​написание​: "С требованием книги следует обращаться в Нижний-Новгород... к надворному советнику ​Мих​. Як. Г." (на книге имя и фамилия проставлены полностью). Мы понимаем надворного советника М. Я. Г. Он вознамерился получать за "повесть" неизвестного автора по 1 р. с пересылкою и для этого, подобно известному герою Успенского, объявляет: "деньги об это место". Хочется думать, что г-ну М. Я. Г. хоть немного стыдно за свою, теперь уже заведомо дрянную книжную аферу. В уважение этого предполагаемого нами чувства, мы выставляем только инициалы почтенного надворного советника, прикрывая фиговым листиком наготу его ​вожделений​.

{Издатель прислал письмо в редакцию "​Русск​. Бог.", в котором заявляет, что он дал лишь свое имя. Фактическим издателем является сам автор. (Позднейшее примечание В. К.).}.

1898 г.
 

Историческая справка:

   Кузьма́ Алексе́ев — предводитель крестьянских волнений терюхан в 1806—1810 годах. Известен как мордовский пророк «Кузя-бог», «Кузька-Бог». Мордвин Кузьма проживал в деревне Макраше. Возможно имел фамилию Пиляндин. Совместив мордовские божества с христианскими, Кузьма Алексеев заставил верить местных жителей в свою божественною силу. Обряды проходили в тайне в мольбище(керемети) близ деревни Малаго-Сескини.

   Место до сих пор называют Кузьмины Караваи, оно располагается на мордовском городище VII века в старом лесу, выросшем на стрелке оврагов с крутыми берегами. Через год тайного владычества Кузьки-бога над мордовским народом христианское духовенство не могло не заметить, что мордва явно холодеет к церкви, посещая ее все реже и реже и в меньшем количестве. Губернские власти тоже стали замечать, что частные доходы от мордовско-терюханского населения совершенно прекращаются. В связи с сопротивлениями верующих, правительством был вызван крупный вооруженный отряд, который захватил лжепророка.

   Суд решил наказать Кузьму Пеляндина «ста ударами кнута на кобыле и, по вырывании ноздрей и наложении клейм, сослать его в каторжную работу», как указано в следственном деле о «Кузьке-боге». Казнь «Кузьки — мордовского бога» происходила в сентябре 1810 года в торговом селе Константинове Терюшевской волости. В 1810 году он был сослан в Иркутскую губернию, где не оставил своих занятий сектанством.

Знаменитые цитаты:

«Народы оденутся в мордовские платья и станут такими же, как мордва».
«С запада придут спасение и свобода»

Литература:

В. Снежневский. Кузьма, пророк мордвы — терюхан. // Исторический вестник, Т. 50. Тип. А. С. Суворина, 1892. С. 124.
Пыляев М. И. Старое житье, 1897 — литературное описание.

© Кузька - Мордовский бог. Владимир Короленко, 1898 г.
© Арзамас. История
© OCR - В.Щавлев. 2022

Автор: Владимир Короленко

 Тэги: мордва

Всего оценок этой новости: 5 из 1 голосов

Ранжирование: 5 - 1 голос
Нажмите на звезды, чтобы оценить новость

  Комментарии Читателей

Код   
подписка на новости

Будьте в курсе новостей от сайта Арзамас, ведите ваш емайл

Арзамас ты дорог мне и я тебя люблю!

Вот опять, увижу за углом я детский сад, Но сейчас, игрушки ждут уже других ребят. Ну а я, шагаю смело по земной тверди – Пусть она, откроет тайны мне своей любви. Я смотрю, как всходит солнце и растет трава И хочу, понять зачем же светит мне луна. Буду я, учиться все это понять...

Опрос

Какой поэт написал стихотворение Наш Арзамас?

Вы не пользовались панелью управления сайтом слишком долго, нажмите здесь, чтобы остаться залогиненными в СУС. Система будет ожидать: 60 Секунд